Типы и роли отношений в семье

Семья – малая социальная группа людей, которая основана на браке или родственной связи и функционирует на основе общего быта, материальной и моральной взаимопомощи.

Особенности семьи как малой группы:

1. Жесткие нормативные установки семейных отношений, которые обуславливаются существованием в каждой культуре четко очерченных представлений о том, когда целесообразнее создавать семью, какими должны быть отношения между супругами, родителями и детьми, как распределяются обязанности между членами семьи, какие поощрения и санкции необходимо применять к членам семьи в разных ситуациях и т.д.; кроме того, семья непосредственно зависит от общественных институтов, которые регулируют порядок заключения брака и развода, особенных прав и привилегий, применение определенных санкций и т.д.

2. Четко определенную гетерогенность состава семьи по половым признакам, по возрасту, что определяет разные потребности, ценностные ориентации членов семьи и т.д.

3. Закрытый характер семейной группы, который обуславливается определенной конфиденциальностью отношений, ограниченной возможностью и четкой регламентацией порядка вхождения в семью новых членов и выхода из нее.

4. Четко обозначенную полифункциональность семьи, что часто связано с большим количеством семейных ролей, многочисленными аспектами семейной жизни, которые имеют противоречивый характер.

5. «Историчность», т.е. на жизнедеятельность семьи влияют не только качественные этапы ее развития (ухаживание, рождение детей и т.д.), а и непосредственный опыт семейной жизни взрослых членов семьи.

6. Четко обозначенную эмоциональность семейных отношений, имеющих абсолютный характер, который обуславливает большую субъективную важность многих, даже объективно незначительных аспектов жизнедеятельности семьи и делает успех или неудачу в семье исключительно значащими для человека, влияя на ее мироощущение, психическое и соматическое здоровье.

На психическое и соматическое состояние здоровья человека особенно неблагоприятно влияют такие семейно обусловленные переживания:

  • глобальная семейная неудовлетворенность, фрустрация из-за резких разногласий между ожиданиями индивида и реальными условиями жизни в семье; при этом характер влияния неудовлетворенности в значительной степени зависит от степени осознания такого состояния. Если неудовлетворенность семьей  осознается, она оборачивается на открытые конфликты супругов, взаимную агрессию, если неудовлетворенность не осознается, а супруги утверждают, что все нормально, объясняя проблемы в семье исключительно внешними объективными причинами, это чаще всего, приводит к неврозам, депрессии, алкоголизму;
  • так называемая семейная тревожность, которая проявляется в преувеличенных страхах из-за здоровья, определенных особенностях общения и поведения членов семьи, переживания беспомощности, неспособности противостоять неблагоприятному ходу событий;
  • чувство вины, связанное с семьей, когда индивид считает себя (осознанно или неосознанно) виновником семейных неурядиц, и из-за характерологических особенностей склонен воспринимать поведение других членов семьи как обвинительное, хотя на самом деле это не так;
  • чрезмерное нервно-психическое напряжение, связанное со значительными преградами в удовлетворении потребностей семьи, когда даже малейшие усилия индивида не дают желанных результатов, создавая внутренний конфликт, который особенно обостряется тогда, когда семья выдвигает к этому члену семьи противоречивые требования и возлагает на него ответственность за их выполнение.

Функции семьи:

Экономическая (материально-производственную), хозяйственно-бытовая.

Экономическая функция семьи определяется объединением доходов ее членов и распределением этих доходов на потребление в соответствии с потребностями каждого члена семьи. Хозяйственно-бытовая функция реализуется в форме организации быта семьи и личного быта каждого из ее членов. Распределение домашних обязанностей и их содержание обусловлены исторической эпохой, условиями жизни, составом семьи и стадией ее жизненного цикла;

Репродуктивная. Направлена на деторождение и воспроизводство населения.

Воспитательная. Реализуется в трех аспектах:

1) Семья выступает институтом первичной социализации ребенка.

2) Постоянное влияние детей на их родителей.

3) Систематическое воспитывающее влияние семейной группы на каждого своего члена.

Также  обеспечивает непрерывность развития общества, продолжение человеческого рода, связь времен. Известно, что воспитание в семье, эмоционально-позитивное полноценное общение ребенка с близким взрослым определяет гармоническое развитие ребенка в ранние годы. С возрастом ребенка воспитательная функция семьи не утрачивает своего значения, а лишь изменяются задачи, средства, тактика воспитания, формы сотрудничества и кооперации с родителями. В настоящее время именно воспитание детей рассматривается как важнейшая социальная функция семьи.

Сексуально-эротическая. Лишь избирательные, стабильные сексуальные отношения с постоянным партнером, выступающим как уникальная и неповторимая личность, создают условия для достижения наиболее полной сексуальной гармонии партнеров.

Функция духовного общения, предполагающая духовное взаимообогащение членов семьи; информационный обмен; обсуждение наиболее значимых для личности проблем социально-политической, профессиональной, общественной жизни; общение в контексте восприятия литературных и художественных произведений искусства, музыки; создание условий для личностного и интеллектуального роста членов семьи.

Функция эмоциональной поддержки и принятия, обеспечивающая чувство безопасности и принадлежности к группе, эмоциональное взаимопонимание и сочувствие, или так называемую психотерапевтическую функцию. В современной семье другим аспектом этой функции выступает формирование у личности потребности в самовыражении и самоактуализации;

Рекреативная (восстановительная)  функция обеспечения условий восстановления нервно-психического здоровья и психической стабильности членов семьи;

Функция социальной регуляции, (контроля и опеки), заключающаяся в регуляции отношений между членами семьи на основе моральных норм через первичный социальный контроль, реализацию личного авторитета и власти.

За последние десятилетия заметно возросло значение функции эмоциональной поддержки и принятия (включая эмпатию и привязанность), реализующей потребности человека в аффилиации и любви. В современном обществе любовь является сущностной характеристикой отношений в семье, заключение браков определяется в первую очередь наличием любви между супругами.

Функции семьи не соположены и не равнозначны, они образуют иерархическую структуру. Иерархия функций определяется историей семьи как социально-культурного института и историей конкретной семьи. Меняется она в зависимости от исторического периода, социокультурного окружения и от стадии жизненного цикла семьи. Еще одна функция семьи, практически утраченная в современном обществе, — это функция передачи социального статуса. Наследственная монархия, передача аристократических титулов по наследству обеспечивали преемственность статуса и власти. В настоящее время подобная функция реализуется лишь незначительным числом богатых высокопоставленных семей, причем, как правило, не на основе наследования, а за счет обеспечения элитарного образования и введения в соответствующий круг общения.

Проблема  стабильности брака и семьи.

В рамках системного подхода семья рассматривается как целостная система, реализующая совокупность функций, обеспечивающих полное удовлетворение потребностей членов семьи, характеризующаяся внешними и внутренними границами и иерархической ролевой структурой отношений. Границы семейной системы определяются взаимоотношениями между семьей и ее ближайшим социальным окружением (внешние границы) и между различными подсистемами внутри семьи (внутренние границы. Семья включает две основные подсистемы:

  • подсистема супружеских отношений;
  • подсистема детско-родительских отношений.

Между супружеской и детско-родительской подсистемами существуют взаимосвязи и взаимообусловленность. Когда в семье воспитываются несколько детей, выделяется также детская подсистема сиблинговых отношений (отношений братьев и сестер).

Степень жесткости/прозрачности границ определяет открытость (закрытость) семейной системы и каждой из подсистем. Жесткость границ меняется на протяжении жизненного цикла семьи, отвечая задачам развития семьи и вновь возникающим ее функциям. Подвижность и гибкость границ семейной системы является важной характеристикой, обеспечивающей возможность быстрой адаптивной перестройки семейного руководства, перераспределения семейных ролей и выработки новых стандартов ролевого поведения.

Супружеские отношения первичны по происхождению, они создают основу функционирования и развития семьи. Характеристики семьи подразделяются на объективные, субъективные и интегральную.

Объективные характеристики функционирования семьи:

  • особенности эмоциональных связей в семье. Любовь как основа построения семьи и супружеских отношений;

мотивация брака

  • главенство и ролевая структура семьи;
  • особенности коммуникации в семье;
  •  способность семьи к разрешению проблемных ситуаций.
  • Субъективные характеристики:
  • удовлетворенность браком;
  • семейное самосознание, наличие «семейных мифов» и их содержание. Интегральная характеристика:
  • сплоченность семьи.

Известная модель Макмастера постулирует шесть основных параметров функционирования семьи:

  • способность семьи к разрешению как инструментальных, так и аффективных проблем, обеспечивающая эффективное ее функционирование;
  •  коммуникация как открытый и направленный обмен деловой и аффективной информацией между членами семьи;
  •  ролевая структура, определяющая роли как повторяющиеся модели поведения, выполнение которых членами семьи обеспечивает удовлетворение общих базовых потребностей, распределение ролей и обязанностей, установление соответствующих границ семейной системы;
  •  эмоциональная отзывчивость как индивидуальная способность членов семьи к сопереживанию и выражению соответствующего диапазона чувств различного содержания и интенсивности;
  •  аффективная вовлеченность, определяющая степень заинтересованности и ценностной значимости членов семьи друг для друга;
  • поведенческий контроль, определяющий правила и стандарты поведения, обязательные для всех членов семьи.

Общая оценка эффективности функционирования семьи основывается на успешности решения задач в каждой из выделенных сфер.

С. Минухин выделяет три существенных аспекта семейной организации: иерархия в родительской подсистеме, характер эмоциональной связи в ней, стиль взаимодействия и общения.

Основой для формирования семьи выступает брак как санкционированная обществом форма отношений между особами разного пола.

Различают браки по любви, по стереотипу, по расчету, в зависимости от особенностей брачно-семейной мотивации.

Мотивация брака включает 4 основных мотива:

  • интимно-личностный (стремление найти желанного партнера для любви);
  • морально-психологический (желание найти духовно близкого спутника жизни);
  • семейно-родительский (ориентация на рождение и воспитание детей);
  • хозяйственно-бытовой (ориентация на налаженный быт и ведение домашнего хозяйства.

Иерархия этих мотивов определяет критерии выбора брачных партнеров.

Существенным основанием для заключения брака является любовь.

В психологии любовь – это интенсивное, напряженное и относительно устойчивое чувство субъекта, физически обусловленное сексуальными потребностями и социально сформированным стремлением быть своими индивидуально значащими чертами, с максимальной полнотой представленными в жизнедеятельности другого так, чтобы пробуждать у него потребности в ответном чувстве такой же интенсивности, напряженности и стойкости.

Современная социальная психология выделяет в любви 3 основных компонента:

Эмоциональный (симпатия, часто неосознанная, инстинктивное влечение к человеку, причины которого еще недостаточно выяснены).

Рациональный (уважение, осознание и признание достоинств человека);

Поведенческий (умение не только переживать чувство любви, но и в соответствующий способ проявлять его в деятельности, направленной на получение собственной радости через радость другого человека, в стремлении уменьшить его страдания).

Формула любви: Если мне хорошо оттого, что хорошо тебе,и если я хочу, чтобы тебе было лучше и делаю все для того, то я тебя люблю.

Различают 2 модели любви: пессимистическую и оптимистическую.

Пессимистической модели присуща зависимость от объекта любви и связь этого чувства прежде всего со страхом потерять любимого человека или его расположение. В результате брак приобретает тревожно-невротический характер.

Оптимистическая модель выходит из относительной независимости от объекта любви из-за позитивного к нему отношения, поощрения индивидуального волеизъявления, относительной автономности супругов, создания условий для личностного развития и психологического комфорта в паре, чувства интимности. Чувство интимности характеризуется для индивида выделением себя со своим сложным, самостоятельно сконструированным внутренним миром и правом на самоактуализацию.

Соответственно различают зрелую и незрелую форму любви. В зрелой любви единство супружеской пары достигается при сохранении целостности их личности, индивидуальности, в незрелой любви – за счет нарушения этой целостности, как отмечает Э.Фромм, симбиотической связи, когда партнеры выбирают позицию «жертвы» и «тирана», крайним проявлением которых есть мазохизм и садизм.

Удовлетворенность браком зависит от согласованности брачно-семейной мотивации, которая много в чем обуславливает его стабильность.

Факторы стабильности семьи:

Внутренние факторы

Объективные факторы существенно влияют на жизнедеятельность семьи. Одновременно успешность решения семейных проблем много в чем зависит от особенностей осознания членами семьи семейной ситуации, их готовности и умения концентрировать усилия на сохранении семьи.

Т.о., основными факторами, формирующими стабильность брака являются субъективные, психологические факторы. Прежде всего, это супружеская совместимость как социально-психологический показатель сплоченности семьи.

 Уровни совместимости:

1. Низкий уровень – психофизиологическая совместимость темпераментов супругов, сенсомоторная согласованность действий, которые выполняются совместно.

2. Функциональная ролевая согласованность, т.е. согласованность структуры, понимания, распределения и принятия семейных и межличностных ролей. Важное значение имеет желательное и реальное распределение ролей.

3. Высший уровень – ценностно-ориентационное единство, которое фиксирует степень совпадения оценок супругами семейных целей и ценностей.

Семейные цели:

  • связанные с воспитанием детей, когда для семьи особенно важно именно воспитание ребенка отцом и матерью;
  • допускают дальнейшее развитие супругов как личностей, включая совместный досуг, интенсивное и содержательное семейное общение;
  • обусловлены важностью создания своего домашнего очага.

Разногласия во взглядах супругов на семейные цели и ценности, другие аспекты жизнедеятельности семьи можно преодолеть в процессе их взаимной адаптации к совместному способу жизни.

Адаптация (от лат. adapto – приспосабливаю) – единство 2х процессов: ассимиляции (изменение окружения для успешного приспособления) и аккомодации (изменение самого себя для успешного приспособления).

Сущность адаптации заключается во взаимном уподоблении супругов, согласованности, сближении мыслей, чувств и поведения на основе таких психологических механизмов, как идентификация, рефлексия.

Направления адаптации:

  • материально-бытовое (заключается в координации прав и обязанностей супругов, в формировании моделей семейного бюджета, которые удовлетворяли бы обоих);
  • морально-психологическое (базируется на согласованности интересов, установок, ценностных ориентаций, мировоззрения);
  • интимно-личностное (предусматривает достижение сексуального удовлетворения; морально-психологического удовлетворения интимными отношениями;

Вторичная негативная адаптация возникает в результате того, что любовь подчиняется общему психофизиологическому закону адаптации, соответственно которому при постоянном действии одного и того же раздражителя сила чувства, которая вызвана этим раздражителем, уменьшается. В результате для поддержания силы чувств на высоком уровне необходимо либо увеличить силу раздражителя, либо делать перерывы, либо изменять качество раздражителя.

Вторичная негативная адаптация проявляется в 3-х сферах:

  • интеллектуальной (уменьшение интереса супругов друг к другу как к личности в результате повторения в общении тех самых оценок. Суждений, мыслей);
  • моральной (снижение уважения супругов друг к другу в результате ежедневного неизбежного общения);
  • сексуальной (снижение взаимной привлекательности из-за доступности и однообразия взаимоотношений).

Условия преодоления вторичной негативной адаптации.

Личностное самоусовершенствование, духовное развитие.

Повышение культуры взаимоотношений, поддержание чувства высокой самоценности друг друга.

Повышение автономности супругов, расширение интересов и круга общения за пределами брака.

Успешность адаптации и, соответственно, стабильности брака зависит от особенностей взаимодействия членов семьи, которое проявляются, прежде всего, в общении.

В работах Л.А.Петровской, Г.М.Андреевой, Э.Г.Эйдемиллера, В.Сатир, К.Роджерса, Т.Гордон выделены условия эффективного межличностного общения в семье, включающие как общие принципы организации успешной коммуникации, так и специфические нормы и правила, устанавливаемые применительно к семье:

  • открытость коммуникации;
  • высокая активность коммуникации, обеспечивающая интенсивное обсуждение значимых для членов семьи проблем. Регламент семейной жизни должен предусматривать специальное время и создание ритуалов для возможности такого обсуждения — вечернее совместное чаепитие, разговор с детьми перед сном и т.д.;
  • необходимая степень самораскрытия в процессе общения, конгруэнтность общения;
  • согласованность представлений о семейном укладе, общность семейных ценностей, адекватность семейного самосознания, согласованная целостность системы «Мы»;
  • точность невербальной коммуникации, непротиворечивость вербальных и невербальных сообщений;
  • сенситивность к высказываниям партнера, использование техники активного слушания («Ты-сообщений») с обратной связью;
  • безоценочность и эмпатическое принятие партнера как условие позитивного развития эмоциональных отношений в семье, создания атмосферы психологической безопасности и гармонизации образа Я партнера;
  • проявление любви, взаимной эмпатии и поддержки, уважения партнера, что особенно важно в кризисных периодах жизненного цикла семьи и при возникновении стрессовых, фрустрирующих и проблемных ситуаций;
  • формирование семейного языка — определенных, согласованных и легко узнаваемых семейных символов, традиций, норм. Семейный словарь включает особые имена, прозвища, символы значимых событий (годовщины знакомства, первого свидания, объяснения и пр.), шутки, остроты, дразнилки, «приколы», семейные рассказы. Существует согласованный язык взглядов, мимики, жестов, поз. Семейные реликвии — предметы, связанные с определенными «знаковыми» событиями семьи, — также выполняют важную функцию стабилизации семейного общения, взаимодействия и формирования семейного

Нарушения межличностного общения — одна из наиболее актуальных проблем семейного функционирования. Можно выделить следующие виды нарушений межличностной коммуникации в семье:

1) противоречивость вербальной и невербальной коммуникации;

2) возникновение коммуникационных барьеров;

3) манипулирование партнером в процессе коммуникации, злоупотребление управлением коммуникацией (Э. Берн);

4) нарушение и искажение передачи чувств (В. Сатир);

5) «отклоненная» коммуникация;

6) парадоксальная коммуникация;

7) «замаскированная» коммуникация — мистификация (Р. Лэнг);

Трудности в общении часто возникают из-за низкой коммуникативной компетентности супругов и использования ими высказываний типа коммуникационных барьеров, затрудняющих процесс эффективного общения. Типы неэффективных высказываний включают: приказания, прямое инструктирование; предостережения, угрозы; нотации, морализаторство; советы и разъяснения; логическую аргументацию; прямую негативную оценку; высмеивание, навешивание ярлыков; похвалу; интерпретацию поведения, постановку диагноза; расследование, допрос; утешение, успокаивание; отвлечение внимания, уход от проблемы

Если трудности общения приобретают хронический характер, возникает так называемая «коммуникационная проблема», связанная с существованием актуальной потребности одного из членов семьи в помощи или содействии партнера и неадекватностью способа передачи информации. Э.Г. Эйдемиллер выделяет три этапа развития коммуникационной проблемы: информационно-дефицитный, этап замещающе-искаженного коммуницирования и поведенчески-коммуникационный. В супружеских отношениях достаточно часто дефицитной информацией, т.е. информацией, передача которой оказывается затруднена, является просьба о подтверждении любви, обращение за эмоциональной поддержкой и сопереживанием.

«Отклоненная» коммуникация представляет собой односторонний процесс, в котором один из партнеров, по сути, занимает позицию изоляции и молчаливого отказа от коммуникации. Внешне такая коммуникация выступает как монолог вместо диалога, в общении партнеров отсутствует зрительный контакт

Парадоксальная коммуникация представляет собой передачу по коммуникационному каналу одновременно двух взаимоисключающих сообщений, каждое из которых должно быть воспринято партнером как истинное. Противоречивое сообщение подкрепляется еще и запретом его замечать или комментировать. Например, супруг, вернувшись домой, застает заплаканную жену и встревожено спрашивает: «Что случилось?». Следует ответ со слезами на глазах: «Все в порядке, у меня все хорошо!»

«Замаскированная» коммуникация, или мистификация, часто используется супругами в условиях актуального или хронического семейного конфликта и представляет собой маскирование и затушевывание противоречий и конфликтов в отношениях с целью сохранить статус-кво, не объективировать конфликтную ситуацию. Мистификация состоит в том, что один член семьи отвергает адекватную интерпретацию семейной ситуации, своих чувств и переживаний, предлагаемую партнером.

Борьба за коммуникационный канал выступает как попытка одного из членов семьи установить безусловное доминирование и главенство над партнером в форме стремления сохранить за собой «последнее слово», утвердить первенство и создать ощущение, что именно ему принадлежит право на решение всех семейных проблем независимо от их ранга. В основе подобного нарушения межличностной коммуникации лежит неразрешенная проблема главенства в семье.

Межличностное общение в семье является ключевым моментом ее жизнедеятельности, определяет эффективность ее функционирования и ресурсы роста и развития.

Распределение ролей и характер общения определяют формы взаимодействия и сотрудничества в семье. С.В. Ковалев предлагает следующую классификацию типов взаимодействия в семье:

  • сотрудничество — гибкое распределение ролей в зависимости от стадии жизненного цикла семьи, конкретной ситуации, индивидуальных особенностей членов семьи;
  • взаимная поддержка и взаимопомощь, высокий уровень эмпатии, готовность вместе решать конфликтные ситуации;
  •  паритетные отношения — союз, основанный на взаимной выгоде и равных правах партнеров. По сравнению с сотрудничеством паритетные отношения характеризуются более низкой степенью эмпатии и взаимопомощи. При разрешении конфликтных ситуаций каждый партнер стремится к личной выгоде, игнорируя интересы семьи как целого. Вместе с тем есть готовность искать компромиссное решение, понимание преимуществ сотрудничества с партнером;
  • соревнование — явно выраженное стремление к первенству на фоне сохранения доброжелательности к партнеру. В семье сочетаются, с одной стороны, кооперация на основе решения общих задач, интересов, эмоциональная поддержка, эмпатия, с другой — стремление утвердить свое превосходство в чем-либо — в профессиональной деятельности, карьере, претензиях на любовь и уважение детей. Однако самоутверждение осуществляется не за счет унижения партнера, а достижения реального превосходства;
  • конкуренция — желание обойти и «подавить» партнера любыми средствами. Превосходство над ним рассматривается как единственный вариант самоутверждения. Отношения супругов окрашены завистью, ревностью к успехам друг друга, ожесточением в борьбе за лидерство и единоличное главенство. Однако и при ярко выраженной конкуренции центростремительные силы обеспечивают сохранение семьи за счет общих задач, интересов и эмоциональной привязанности;
  •  антагонизм — дисфункциональность и дисгармоничность семьи, несовместимость, противоречивость интересов ее членов, хронический всеобъемлющий конфликт, переходящий в кризис, искажение или утрата эмоциональной привязанности. Как правило, антагонизм интересов и отношений супругов приводит к распаду семьи.

Сплоченность семьи как интегративная характеристика ее функционирования и стабильности включает два момента: во-первых, степень эмоциональной близости или привязанности членов семьи друг к другу; во-вторых, сформированность семейного самосознания, когнитивным аспектом которого является образ «Мы», а аффективным — чувство «Мы». В психологии семьи существуют различные подходы в определении сущности и механизмов формирования сплоченности семьи.

«Балансная концепция» сплоченности предполагает, что у каждого члена семьи есть центростремительные («за семью») и центробежные («против семьи») мотивы. Простой арифметический баланс этих сил определяет степень стабильности семьи. Например, если ребенок является объединяющим центром семьи, т.е. мотивы воспитания определяют баланс сил в пользу сохранения семьи и сплочения ее на основе воспитания детей, то в тот момент, когда функция воспитания себя исчерпает, возможен распад семьи. Возражения против теории баланса сил сводятся к двум основным аргументам: во-первых, в действительности мотивы достаточно трудно оценить  по  критерию  их центростремительности/центробежности,  что чревато произвольностью их толкования; во-вторых, в рамках данного подхода каждый член семьи рассматривается как изолированный элемент, системный характер семьи во внимание не принимается, не рассматривается взаимодействие отдельных подсистем.

Концепция «коллективистической идентификации» А.В. Петровского. В основе сплоченности, по мнению автора, лежат два социально-психологических механизма. Первый из них — механизм эмоциональной идентификации с семьей (по принципу «боль семьи — моя боль») предполагает наличие у членов семьи высокой степени развития эмпатии, способности к взаимопониманию, сопереживанию и сочувствию. Степень сплоченности семьи в значительной мере определяется преобладанием в ней отношений симпатии и положительных эмоций, что позволяет нейтрализовать эмоциональную напряженность, дистресс и фрустрацию. Вторым механизмом является механизм «общности семейной судьбы»: личность связывает свои жизненные планы, свое благополучие и возможности личностного саморазвития именно с семьей. Указанные механизмы групповой идентификации дополняют друг друга. Важным условием развития сплоченности семьи является гармоничность сочетания образа «Мы» (семья) и образа «Я».

Необходимым условием интеграции и сплоченности семьи считается также супружеская совместимость. Можно выделить три основных подхода к проблеме супружеской совместимости: структурный, функциональный и адаптивный. В рамках структурного подхода под совместимостью супругов подразумевается соответствие личностных и индивидуально-типологических характеристик партнеров. Совместимость может предполагать и сходство характеристик, и их различие вплоть до контраста, но такие параметры, как ценностные ориентации, социально-психологические, коммуникативные установки, мотивы, интересы, в случае совместимости супругов должны быть сходны. В то же время определенные типологические особенности (например, свойства нервной системы) могут сочетаться по контрасту. Сходные и контрастные характеристики должны в совокупности обеспечивать устойчивую и эффективную структуру взаимодействия супругов.

Функциональный подход рассматривает психологическую совместимость супругов как меру согласованности их ролевых моделей поведения, обеспечивающую высокую эффективность функционирования семьи, удовлетворения потребностей ее и всех ее членов.

Адаптивный подход интерпретирует совместимость супругов как позитивные межличностные их отношения, хорошее взаимопонимание и эффективное общение. Совместимость означает толерантность, высокую степень терпимости к особенностям поведения и личности друг друга, готовность  принимать супруга таким, какой он есть. Супружеская совместимость характеризуется степенью супружеской адаптации и взаимного приспособления.

Показателями степени супружеской совместимости могут выступать:

1) согласованность семейных ценностей;

2) согласованность ролевых ожиданий в отношении целей и ролевых моделей поведения супругов;

3) совпадение взаимных оценок супругов выполнения каждым из них своих семейных ролей;

4) принятие личностных и поведенческих особенностей  партнера, готовность учитывать их в сотрудничестве.

Антиподом совместимости считают несовместимость супругов, отличительными особенностями которой являются отчуждение и «психическое насыщение» друг другом.

На протяжении жизненного цикла семьи уровень ее сплоченности изменяется в связи с возникновением новых задач, необходимостью принятия новых членов и изменения границ семейной системы.

Субъективная удовлетворенность браком, являясь эмоционально-оценочным отношением супругов к семье, далеко не всегда соответствует объективному уровню эффективности ее функционирования и стабильности. Ее можно представить по аналогии с известной формулой У. Джемса, раскрывающей содержание самооценки личности как отношение реальных достижений к ожидаемым. Тогда субъективная удовлетворенность браком будет определяться как отношение реальности выполнения партнером своих обязательств к ожидаемым, а причинами низкого уровня субъективной удовлетворенности браком будут либо неудовлетворенность адекватных потребностей супругов, либо нереалистические, чрезмерно завышенные ожидания в отношении брака и партнера. В случае низкой субъективной удовлетворенности браком корректировать надо либо реальное ролевое поведение и межличностную коммуникацию, либо ожидания супругов, особенно если они неадекватно завышены. Например, если молодые супруги не изменят своих чрезмерно восторженных и нередко «оторванных от жизни» представлений о семейной жизни, зачастую предваряющих вступление в брак, на более реалистические, не сумеют начать «работать над собой», не пытаясь изменить партнера, то их ждет разочарование, крушение иллюзий. О. Уайльд писал, что мужчины женятся от скуки, женщины — из любопытства, но, в конце концов, и те и другие испытывают разочарование.

Низкая субъективная удовлетворенность браком характеризуется разной степенью ее осознания. В случае осознанной неудовлетворенности браком супруг открыто заявляет о своем желании что-то изменить в супружеских отношениях, семейном укладе, распределении ролей, переживании чувства ненужности, обиды, несправедливости. Если неудовлетворенность браком недостаточно осознанна, существует в форме «тлеющей» неудовлетворенности, то жалобы выражаются в форме переживаний страхов, тревоги, неуверенности, чувства фрустрации.

Субъективная удовлетворенность браком может быть полной, когда супругов полностью устраивает сложившаяся модель семейной жизни и отсутствует желание что-либо изменить, и частичной, когда есть направленность на изменение каких-либо аспектов семейной ситуации.

Факторы, влияющие на степень субъективной удовлетворенности браком: стадия жизненного цикла семьи, супружеский стаж, сходство ценностей у супругов, их пол, трудовая занятость, наличие в семье детей.

Существует связь между стадией жизненного цикла семьи и степенью субъективной удовлетворенности браком: минимальная удовлетворенность браком наблюдается в семьях с детьми младенческого возраста, максимальная — до рождения детей. Субъективная удовлетворенность браком снижается в переходные периоды жизненного цикла семьи и в семьях с маленькими детьми.

Ценностное единство оказывается значимым фактором для субъективной удовлетворенности браком лишь при условии длительного семейного стажа — более 25 лет.

Гендерные различия проявляются в более высокой степени удовлетворенности браком у мужчин, чем у женщин.

Наличие детей в семье положительно влияет на степень субъективной удовлетворенности браком. Родительство уменьшает вероятность возникновения депрессии и ее выраженность, снижает уровень заболеваемости и смертности.

Важным фактором субъективной удовлетворенности браком является трудовая занятость жены. Обнаружено, что работающие женщины в том случае, когда мотивация профессиональной деятельности выходит за пределы чисто утилитарно-прагматической, обнаруживают более высокий уровень субъективной удовлетворенности браком, чем неработающие жены-домохозяйки. Причины этого феномена исследователи усматривают в удовлетворении мотива самореализации в профессиональной деятельности, повышающей уровень самоуважения и самопринятия женщин, и в возможности получить эмоциональную поддержку у коллег по работе, развернуть широкую сеть социальной поддержки и помощи.

Важным фактором степени удовлетворенности браком являются стратегии совладающего поведения (копинга), используемые супругами при решении семейных проблем. Позитивный подход, направленный на конструктивное разрешение проблем, и переговоры повышают уровень субъективной удовлетворенности браком, в то время как другие формы копинга — конфронтация, уход, избегание, настаивание на своих интересах, конфликт, подчинение и селективное игнорирование — приводят к снижению степени удовлетворенности браком.

Характер профессиональной деятельности женщины, обеспечивающий для нее «независимую» от семьи сферу самовыражения и дружеского общения, повышает уровень удовлетворенности браком у обоих супругов.

«Семья и ее влияние на формирование личности ребенка».

Важнейшая социальная функция семьи — воспитание подрастающего поколения. Семья в современном обществе рассматривается как институт первичной социализации ребенка. Родительство имеет социокультурную природу и характеризуется системой предписанных культурой и обществом норм и правил, регулирующих распределение между родителями функций ухода за детьми и их воспитания в семье; определяющих содержание ролей, модели ролевого поведения. Родители несут ответственность перед обществом за организацию системы условий, соответствующих возрастным особенностям ребенка на каждой из ступеней онтогенеза и обеспечивающих оптимальные возможности его личностного и умственного развития.

Главными задачами семьи являются формирование первой социальной потребности ребенка — потребности в социальном контакте (М.И. Лисина), базового доверия к миру (Э. Эриксон) и привязанности (Дж. Боулби, М. Эйнсворт) в младенчестве; формирование предметно-орудийной компетентности в раннем возрасте и социальной компетентности в дошкольном, сотрудничество и поддержка в освоении системы научных понятий и осуществлении самостоятельной учебной деятельности в младшем школьном возрасте; создание условий для развития автономии и самосознания в подростковом и юношеском возрасте.

Особенности семьи, влияющие на становление личности ребенка:

1. Наличие всех форм жизнедеятельности человека, которые реализуются через функции семьи. В результате семья формирует собственный способ жизни, микрокультуру, основой которой являются ценности и элементы культуры общества или отдельных его социальных слоев.

2. Включенность ребенка в семью со дня его рождения, формирование именно в семье первых представлений о том, что такое хорошо и что такое плохо, когда ребенок в большей степени воспринимает воспитательное влияние.

3. Беспрерывность и продолжительность контакта людей разных полов, возраста, с различным объемом жизненного опыта приводят к интериоризации детьми примеров поведения родителей.

4. Эмоциональный характер связей между членами семьи, которые базируются на любви и симпатии, создает благоприятную основу для срабатывания таких неосознаваемых ребенком социально-психологических механизмов влияния наследование, навеивание, психическое «заражение».

Особенности социализации в семье:

  • социально-демографическая структура семьи (социальное положение членов семьи, профессиональный статус родителей, пол, возраст, количество членов семьи, наличие разных поколений);
  • преобладающий психологический климат, эмоциональная настроенность семьи;
  • продолжительность и характер общения с детьми;
  • общая и, собственно, психолого-педагогическая культура родителей;
  • связь семьи с другими сообществами (школа, родственники и т.д.);
  • материально-бытовые условия.

Существует несколько автономных психологических механизмов социализации, при помощи которых родители влияют на своих детей: идентификация, наследование, подкрепление.

Важным условием действия механизма влияния является авторитет родителей.

Различают такие виды авторитета:

  • Формальный, определяется особенностями социальной роли;
  • Функциональный, опирается на компетентность, эрудицию, опыт;
  • Личный, зависит от личностных качеств.

Авторитет зависит от частоты и качества контактов с ребенком; информированности о делах ребенка; степени понимания и уровня решения вопросов, которые волнуют ребенка; активности в самоусовершенствовании и усовершенствования окружения.

Виды ошибочного авторитета: авторитет притеснения, авторитет чванства, авторитет подкупа.

Детско-родительские отношения составляют важнейшую подсистему отношений семьи как целостной системы и могут рассматриваться как непрерывные, длительные и опосредованные возрастными особенностями ребенка и родителя отношения. Детско-родительские отношения как, важнейшая детерминанта психического развития и процесса социализации ребенка могут быть определены следующими параметрами:

  • характер эмоциональной связи: со стороны родителя — эмоциональное принятие ребенка (родительская любовь), со стороны ребенка — привязанность и эмоциональное отношение к родителю. Особенностью детско-родительских отношений по сравнению с другими видами межличностных отношений является их высокая значимость для обеих сторон;
  • мотивы воспитания и родительства;
  • степень вовлеченности родителя и ребенка в детско-родительские отношения;
  • удовлетворение потребностей ребенка, забота и внимание к нему родителя;
  • стиль общения и взаимодействия с ребенком, особенности проявления родительского лидерства;
  • способ разрешения
  • проблемных и конфликтных ситуаций, поддержка автономии ребенка;
  • социальный контроль: требования и запреты, их содержание и количество; способ контроля; санкции (поощрения и подкрепления); родительский мониторинг;
  • степень устойчивости и последовательности (противоречивости) семейного воспитания.

Интегративные показатели детско-родительских отношений:

  • родительская позиция, определяемая характером эмоционального принятия ребенка, мотивами и ценностями воспитания, образом ребенка, образом себя как родителя, моделями ролевого родительского поведения, степенью удовлетворенности родительством;
  •  тип семейного воспитания, определяемый параметрами эмоциональных отношений, стилем общения и взаимодействия, степенью удовлетворения потребностей ребенка, особенностями родительского контроля и степенью последовательности в его реализации;
  • образ родителя как воспитателя и образ системы семейного воспитания у ребенка. Роль образа родителя и ребенка в детско-родительских отношениях состоит в ориентировке в указанной системе отношений с целью достижения согласованности и сотрудничества в решении задач совместной деятельности и обеспечении необходимых условий гармоничного развития ребенка. Особенности интеграции образов родителя и ребенка в детско-родительских отношениях исследуются в работах Л.И. Вассермана, Г.Т. Хоментаускаса, Е.О. Смирновой, В.В. Абраменковой, О.А. Карабановой, И.М. Марковской.

Эмоциональная сторона детско-родительских отношений в значительной степени предопределяет благополучие психического развития ребенка и реализацию воспитательного потенциала родительства как социального института. Эмоциональное отношение родителя к ребенку квалифицируется как феномен родительской любви (Э. Фромм), причем в современной психологии четко разделяют эмоциональное отношение к ребенку матери и отца, выступающее как материнская или отцовская любовь. Наряду с понятием родительской любви используется термин «принятие» (А. Рое, М. Сегелман, А.И. Захаров, Д.И Исаев, А.Я. Варга), характеризующий аффективную окраску отношения родителя к ребенку и признание его самоценности. Эмоциональная близость (В.В. Столин) определяет аффективный знак отношения (симпатия — антипатия) и эмоциональную дистанцию между родителем и ребенком.

Термин «привязанность» (attachment) используется для обозначения отношения ребенка к родителю. В современной психологии теория привязанности Дж. Боулби является общепризнанной и наиболее авторитетной, в исследовании феномена любви ребенка к родителю.

В континууме значений эмоционального отношения родителя к ребенку можно выделить несколько вариантов отношений, от безусловно положительного до открыто негативного полюса.

  • Безусловное эмоциональное принятие ребенка (любовь и привязанность «несмотря ни на что»). Безусловное принятие предполагает дифференциацию родителем личности ребенка и его поведения. Отрицательная оценка и осуждение родителем конкретных поступков и действий ребенка не влечет за собой отрицания его эмоциональной значимости и снижения самоценности его личности для родителя. Такой тип эмоционального отношения наиболее благоприятен для развития личности ребенка, поскольку обеспечивает полное удовлетворение потребностей ребенка в безопасности, любви, заботе и в аффилиации в отношениях с родителями.
  • Условное эмоциональное принятие (любовь, обусловленная достижениями, достоинствами, поведением ребенка). В этом случае любовь родителя ребенок должен заслужить своими успехами, примерным поведением, выполнением требований. Любовь выступает как благо, награда, которая не дается сама собой, а требует труда и старания. Лишение родительской любви — достаточно часто используемый вид наказания в подобных случаях. Подобный тип родительского отношения провоцирует у ребенка возникновение тревоги и неуверенности.
  • Амбивалентное эмоциональное отношение к ребенку (сочетание позитивных и негативных чувств, враждебности и любви).
  • Индифферентное отношение (равнодушие, эмоциональная холодность, дистантность, низкая эмпатия). В основе такой позиции лежит несформированность материнской позиции, инфантильность и личностная незрелость самого родителя.
  • Скрытое эмоциональное отвержение (игнорирование, эмоционально-негативное отношение к ребенку)
  • Открытое эмоциональное отвержение ребенка.

А.С. Спиваковская, основываясь на трехмерной модели любви, предлагает оригинальную типологию любви родительской.

 

Причины нарушений родительской любви изучены еще недостаточно, однако некоторые из них можно назвать:

  • Фрустрация жизненно важных потребностей родителя в связи с воспитанием ребенка. Депривация может охватывать достаточно широкий спектр потребностей, субъективная значимость которых во многом определяется степенью личностной зрелости родителя: потребность во сне и отдыхе; в безопасности; в общении с друзьями; личные достижения, карьера, профессиональный рост.
  • Мистификация и искажение образа ребенка как результат проекции негативных качеств и приписывания их ребенку; идентификация ребенка с аверсивной личностью, вызывающей отвращение у родителя, и, как следствие, перенос на него негативного эмоционального отношения.
  • Негативное эмоциональное отношение к ребенку как проявление посттравматического стресса. Возникает вследствие фатального совпадения рождения ребенка или начального периода его воспитания, сенситивного к формированию привязанности, и психологической травмы, например, утраты близкого человека. Ребенок приобретает значение символа травмирующей ситуации либо ассоциируется с ней.
  • Личностные особенности родителя (инфантильность, акцентуации характера, невротический тип личности, неадекватный тип привязанности самого родителя, эмоциональные расстройства).
  • Индивидуально-типологические особенности ребенка — «трудный темперамент», чрезмерное возбуждение, проблемы дисциплины, невнимательность, импульсивность, — опосредующие формирование родительского отношения. Важное значение для формирования эмоционального отношения родителя к ребенку имеет степень соответствия их темпераментов. Если темперамент ребенка противоположен родительскому, это может восприниматься родителем как негативная характеристика его личности или признак инфантильности и незрелости. Например, порывистость и импульсивность ребенка, противоположная сдержанности и неторопливости родителя, воспринимается последним как проявление слабости ребенка.
  • Низкая степень удовлетворенности браком и конфликтность в супружеских отношениях.

Говоря о родительской любви, традиционно разделяют материнскую и отцовскую любовь как различающиеся по содержанию, природе, генезису и формам проявления (3. Фрейд, А. Адлер, Д. Винникотт, М. Дональдсон, И.С. Кон, Г.Г. Филиппова). В работах Э. Галински выделяются шесть стадий родительства, содержание и последовательность которых задается логикой развития сотрудничества родителя и ребенка. На каждой из них родитель решает определенные задачи, связанные с необходимостью перестройки детско-родительских отношений с учетом развития ребенка и его возрастающей самостоятельности.

 

1. Стадия формирования образа — продолжается от момента зачатия до рождения ребенка и рассматривается как исходная в формировании родительской позиции. Именно на этой стадии формируется первичный образ детско-родительских отношений, включающий представление о целях и ценностях воспитания, образ идеального родителя как эталона, представление о ребенке и взаимодействии с ним.

 

2. Стадия выкармливания (от рождения до 1 года) — центральной задачей становится формирование привязанности и первых форм сотрудничества и совместной деятельности с ребенком. Первичная иерархизация ценностей и ролей в контексте развития идентичности родителей также осуществляется именно на этой стадии.

 

3. Стадия авторитета (от 2 до 5 лет) знаменует переход родителей к решению задач социализации ребенка и, соответственно, к первой оценке эффективности процесса воспитания.

 

4. Стадия интерпретации  приходится на младший школьный возраст: родители подвергают ревизии и пересмотру многие концепции воспитания, которых прежде придерживались в своем общении с детьми.

 

5. Стадия взаимозависимости — характеризуется изменением структуры властных отношений: родители должны перестроить свои отношения с подростками с учетом их стремления к автономии и независимости. Характер перестройки отношений со взрослеющими детьми может сделать их партнерскими или, в случае деструктивного ее развития, отношениями соперничества и противостояния.

 

6. Стадия расставания — родители должны окончательно признать взрослость и независимости детей, принять их психологический «уход» и решить непростую задачу переосмысления и оценки того, какими же родителями они были.

 

Отец, согласно Фромму, выполняет функцию социального контроля и является источником требований, норм поведения, санкций. Исследования показывают, что подростки скорее согласны принимать наказания со стороны отца, чем матери. Если наказывает мать, это воспринимается как эмоциональное отвержение, проявление нелюбви и враждебности.

Для формирования гармоничной личности необходимы и отцовская, и материнская любовь. Лишь наличие той и другой обеспечивает формирование духовно здоровой, гармоничной, зрелой личности. Искажения материнской и отцовской любви, инверсии ролей приводят к нарушениям и искажениям развития ребенка.

Концепция А. Адлера. Отношение матери к ребенку имеет ключевое значение для формирования чувства социальной общности и социальной идентичности. Помимо безусловного эмоционального его принятия, мать своим образцом нежности и заботы о детях, муже, людях вне семейного круга демонстрирует модель поведения, побуждаемого социальным интересом. Мать учит ребенка любви и заботе о других людях, поощряет его к формированию товарищеских, дружеских интересов за пределами семьи. При этом она не должна замыкаться только на ребенке, она обязана реализовывать доброжелательные отношения к другим членам семьи и к более широкому социальному окружению. Желательно, чтобы мать не ограничивалась лишь воспитанием детей, но была включена в социальные виды деятельности. Функция отца в воспитании ребенка состоит в поощрении его активности, направленной на развитие социальной компетентности, необходимой ребенку для преодоления комплекса неполноценности. Отец ставит задачи, дает образцы способов решения, оказывает необходимую помощь, стимулирует автономию ребенка и его направленность на достижение целей.

 

Формирование отцовства и отцовской любви — достаточно сложная задача. Современный тип отцовства характеризуется значительным разнообразием параметров участия отца в воспитании ребенка:

  • доступность (присутствие отца и возможность ребенка обратиться к нему);
  • включенность в совместную деятельность (прямые контакты, уход за ребенком, совместная деятельность);
  •  ответственность (финансовое и материальное обеспечение, организация образовательно-воспитательной среды, общение с учителями);
  •  мониторинг, т.е. информированность о занятиях ребенка, его местонахождении, интересах, желаниях, потребностях.

Ряд исследователей (А. Адлер, Э. Фромм) утверждали, что воспитательная модель родительского поведения отцов и матерей варьируется в зависимости от пола ребенка. Дифференцированный подход матери и отца к дочери и сыну является важным условием формирования полоролевой идентичности ребенка. Принято считать, что отцы играют значительную роль в развитии маскулинных качеств у мальчиков и фемининных у девочек, причем к маскулинным качествам относят автономность, самостоятельность, конкурентность, направленность на достижения, инициативу, а к фемининным — высокий уровень эмпатии, заботливость, способность к сопереживанию, коммуникативность. Соответственно, и отношения с каждым из родителей ребенок строит по-разному. К матери дети чаще обращаются за проявлениями близости и эмоциональной поддержки, а отец обычно выступает как партнер в совместных делах и источник авторитетного мнения.

Так же как взаимодействие родителя с ребенком опосредуется полом ребенка, так и ожидания детей в отношении поведения родителей опосредуются полом ребенка. Девочки ожидают большей поддержки от родителей, приписывают им большее количество обязательств, чем мальчики.

Специфика отношения родителей к детям разного пола осознается родителями и часто выступает как реализация целенаправленного воспитания детей с учетом гендерных различий. По данным исследования Д. Баумринд, отцы характеризуют себя как строгих и использующих физические наказания с сыновьями, но не с дочерьми. Матери считают себя более снисходительными в отношениях с мальчиками, а в отношениях с девочками требуют большего послушания. В воспитании детей разного пола родители ставят и разные задачи. И в детстве, и в подростковом возрасте мальчиков поощряют к большей независимости и стратегическому мышлению, а девочек — к зависимости и умению решать конкретные проблемы. Матери предъявляют более высокие ожидания к дочерям в отношении достижения зрелости и автономии.

Специфика материнского/отцовского отношения к дочери или сыну определяется также возрастом, характером взаимоотношений между супругами, количеством детей в семье и сиблинговой позицией (порядком рождения ребенка в семье), индивидуально-личностными особенностями детей.

 

Взаимоотношения и характер общения между супругами, степень субъективной удовлетворенности браком также оказывают влияние на специфику отношения матери и отца к ребенку своего и противоположного пола. Если отношения гармоничные, то отец больше внимания уделяет воспитанию детей, подчеркивая фемининные качества дочери и своим поведением в отношении матери ориентирует сына на выполнение традиционной мужской роли, воспитывая в нем такие маскулинные качества, как автономию, ответственность, настойчивость, направленность на достижения. Если отношения между супругами достаточно сложные, то могут возникать межпоколенные коалиции «мать и дочь против отца», «отец и сын против матери», что приводит к нарушениям в личностном развитии детей. Другим следствием холодности и дисгармоничности отношений между супругами может стать отвержение родителем ребенка противоположного пола по механизму проекции (матерью — сына, отцом — дочери). Более редким вариантом является делегирование сыну матерью нетипичных функций — поддержки, опоры, ответственности за благополучие семьи — по сути, делегирования сыну функций супруга.

 

Значимые различия в материнском и отцовском отношении к ребенку связаны с позицией старшего и младшего ребенка. Отец уделяет больше внимания старшему ребенку, связывая с ним основные ожидания, а мать проявляет более снисходительное и потворствующее отношение к младшему.

К индивидуально-личностным особенностям ребенка, оказывающим влияние на формирование отцовской или материнской позиции, относят темперамент, послушание/непослушание (готовность следовать дисциплине), а также импульсивность/способность действовать в соответствии с планом. Мать оказывается более сенситивной к темпераменту ребенка, чем отец. При «трудном темпераменте» нередко наблюдается амбивалентное отношение и даже эмоциональное отвержение ребенка матерью. Послушание ребенка в большей степени влияет на формирование отцовской позиции, чем материнской.

 

Система понятий, характеризующих стиль общения и лидерства в детско-родительских отношениях, включает дихотомию доминирование - подчинение, власть, ответственность, директивность, авторитетность.

 

Френч и Равен выделяют пять видов социальной власти, характеризующих детско-родительские отношения в семье:

  • власть вознаграждения, основанная на контроле поведения ребенка и использовании системы наказаний и поощрений;
  • власть принуждения, где жесткий и тотальный контроль со стороны родителя фокусируется лишь на нежелательном запрещенном поведении, которое строго наказывается; успехи, достижения, социально-одобряемое поведение ребенка остается без внимания;
  • власть эксперта базируется на признании ребенком большей компетентности родителя и готовности к подчинению более сведущему и умелому партнеру;
  • власть авторитета основана на уважении ребенка к родителю как представителю общества, образцу поведения и деятельности личности;
  • власть закона олицетворяется для ребенка в родителе как носителе социальных правил и норм поведения, исполнителе их и судье.

Ф. Райс выделяет четыре основных стиля руководства и общения родителей с ребенком: автократический; авторитетный, но демократический; либеральный и хаотический. Критерием выделения перечисленных стилей является способ принятия решений. Автократический стиль предполагает единоличное принятие решения родителями без учета мнения и позиции ребенка. Авторитетный, но демократический основывается на совместном принятии решений родителями и детьми с учетом интересов ребенка. Либеральный стиль руководства оставляет инициативу и решение за ребенком. Хаотический характеризуется непоследовательностью управления и руководства, переходом от авторитарных способов взаимодействия к либеральным, демократическим и обратно.

 

Автократический стиль, как крайний вариант родительского единоначалия, исключает участие подростка как в обсуждении проблем, так и в принятии решений. Авторитарный стиль, хотя и оставляет за родителем абсолютную власть и неограниченное право принятия решений, допускает для подростка возможность высказывания своего мнения и точки зрения, но без права голоса. Демократический стиль руководства предполагает равноправное участие родителя и подростка в обсуждении и принятии решения с учетом опыта и меры компетентности каждой из сторон. Эгалитарный стиль абсолютизирует равенство позиций родителя и ребенка, не дифференцируя их роли во взаимодействии и, соответственно, не учитывая возрастные, индивидуальные и когортные различия между ними. Разрешающий стиль характеризуется усилением роли и влияния подростка, возрастанием его активности в управлении семейным взаимодействием при возрастающей готовности родителя некритично соглашаться с любым решением, предлагаемым подростком. При попустительском стиле взаимодействия право единоличного решения передается родителем подростку, а подросток уже сам выбирает, информировать ли ему родителей о своих действиях. Игнорирующий стиль детско-родительского взаимодействия представляет собой полную независимость и дистанцированность партнеров, когда родители не интересуются делами подростка и не принимают в них никакого участия, а подросток не считает нужным информировать их о своих планах и поступках.

 

Исследования влияния различных стилей руководства на развитие личности ребенка и формирование детско-родительских отношений показали, что наиболее благоприятное воздействие на воспитательный процесс оказывает авторитетный и демократический стиль взаимодействия, в то время как остальные стили приводят к нарушениям личностного развития и дисгармонии межличностных отношений родителей и детей.

 

Метод конгруэнтной коммуникации как инструмент демократического общения в системе отношений и взаимодействия ребенок—взрослый, основан на идеях и принципах гуманистической психологии (К. Роджерс, А. Маслоу, А. Адлер, Р. Дрейкурс, X. Джайнотт, Т. Гордон). Главная цель конгруэнтной коммуникации — обеспечение психологических условий для позитивного личностного развития ребенка — реализуется через установление взаимопонимания между ребенком и взрослым, формирование отношений доверия и сотрудничества, уважения и равенства на основе безусловного эмпатического принятия ребенка. Равенство между взрослыми и детьми не предполагает их «уравнивания» по знаниям, умениям и жизненному опыту, но означает равные права на уважение и собственное достоинство. Равноправная форма общения открывает путь к формированию позитивной Я-концепции ребенка, характеризующейся высоким самопринятием и признанием самоценности Я, основанной на адекватном представлении о своих качествах и способностях. Важным условием конгруэнтной коммуникации является организация взрослым ориентировки ребенка в чувствах, переживаниях, эмоциональных состояниях как своих собственных, так и партнера по общению на основе отражения и вербализации их в речи. Благодаря этому обеспечивается более высокий уровень осознания ребенком своих чувств и потребностей и, следовательно, формируется способность произвольного управления своим поведением и состояниями. Другой существенной характеристикой конгруэнтной коммуникации является стимулирование и поддержка активности ребенка, направленной на исследование проблемных ситуаций и самостоятельный выбор пути их разрешения в процессе сотрудничества со взрослым.

 

Метод конгруэнтной коммуникации основан на определенных принципах организации эффективного общения.

 

1. Любой акт коммуникации должен быть направлен на укрепление самопринятия ребенка, поддержание позитивного образа его Я. Высказывания и поведение взрослого не должны задевать личное достоинство и самоуважение ребенка. Это требование задает основной критерий оценки эффективности коммуникации в детско-родительских отношениях.

 

2. Коммуникация должна быть безоценочной, что означает запрет на прямые оценки личности и характера ребенка, постановку диагноза, «навешивание ярлыков», негативные прогнозы на будущее развитие ребенка. Даже похвала не должна содержать прямых оценок личности ребенка, а представлять собой описание его действий и поступков, их значения для окружающих людей. Необходимо избегать в коммуникации высказываний, которые могли бы стать помехой и препятствием для взаимопонимания и сотрудничества ребенка и взрослого.

 

3. Основной акцент в конгруэнтной коммуникации падает на отражение эмоциональных компонентов активности и деятельности ребенка.

 

4. Взрослый должен поощрять самостоятельность и инициативу ребенка, но в то же время гарантировать ему помощь и сотрудничество в разрешении трудных проблем и ситуаций. В сотрудничестве родитель должен стимулировать активность ребенка, избегать советов, готовых рецептов и рекомендаций. Активность родителя должна быть направлена на то, чтобы помочь ребенку наметить возможные пути выхода из проблемной ситуации и самостоятельно осуществить оптимальный выбор ее разрешения.

 

Техника эмпатического «активного» слушания (эмпатического принятия)Техника «активного слушания» составляет ядро психологической помощи ребенку в его личностном развитии. Она способствует формированию у ребенка позиции открытости и доверия к миру, готовности к сотрудничеству, открывая возможности усвоения культурно-исторического опыта в совместной деятельности со взрослым и создавая условия для формирования базовых психологических структур личности путем интериоризации внешних форм общения и деятельности (А.Н. Леонтьев, Д.Б. Эльконин, П.Я. Гальперин). Препятствием для формирования такой позиции открытости к развитию в сотрудничестве со взрослым являются неэффективные способы коммуникации, типичные для взаимодействия и общения ребенка со взрослым в семье.

Таких типичных способов коммуникации двенадцать, и их можно разбить на четыре группы в зависимости от направленности речевого высказывания взрослого в коммуникации с ребенком:

  • высказывания с целью воздействия на поведение и деятельность ребенка;
  •  высказывания, направленные на оценку личности ребенка;
  •  высказывания, ставящие целью интерпретацию поведения и личности ребенка;
  •  высказывания как уход от коммуникации с ребенком.

 Высказывания с целью воздействия на поведение ребенка.

 

1.  Приказание, распоряжение, команда. Содержат прямую оценку того, что и как должен делать ребенок; не допускают возможности совместного обсуждения проблемы и поиска решений. Формулируются в повелительном наклонении в двух формах — запретительно-ограничительной («Не делай...») и в форме указания конкретного действия, обязательного для исполнения («Садись за уроки!», «Убери!»).

 

2. Угроза, предупреждение, предостережение ребенка о возможных негативных для него последствиях невыполнения приказания и команды взрослого. Структура этих высказываний включает два компонента. Первый содержит описание нежелательного образца поведения и формально начинается со слова «если». Второй начинается со слова «то» и описывает те санкции, которым будет подвергнут ребенок в случае, если описанное действие будет совершено. Как правило, в угрозе и предостережении речь идет о наказаниях, лишениях, негативных следствиях поступка ребенка.

 

Оба эти вида высказываний в скрытой форме коммуницируют ребенку отсутствие уважения к его чувствам и желаниям, неприятие взрослым его как личности, недоверие к его компетентности и способности самому принять и реализовать решение.

 

3. Проповедь, нотации, морализирование — высказывания, апеллирующие к власти высших авторитетов. Аргументами подчинения нормам и правилам, диктуемым родителями, являются мораль, нравственность, закон, долг, совесть, чувство вины и стыда. Такие высказывания также содержат описание требуемого поведения и непременно включают в свою структуру слова, выражающие долженствование: «должен», «обязан», «надо». Такие высказывания подчеркивают низкий статус ребенка, его зависимое подчиненное положение, неравенство позиций ребенка и взрослого. Использование конструкции «Ты не должен делать так» подчеркивает некомпетентность и «порочность» ребенка, актуализирует у него чувство вины и стыда.

 

4. Советы и разъяснения содержат подробное описание родителем того, что и как нужно делать ребенку.

 

5.  Наставления, логическая аргументация, поучения. Особенность этого вида высказываний состоит в том, что, помимо описания образца желаемого поведения, они содержат аргументацию, почему нужно делать именно так, а не иначе. Систематическое использование подобного вида высказываний, закрепляющего описанное выше распределение ролей в совместной деятельности, формирует у ребенка чувство личностной неадекватности и неполноценности, которое может стать основой формирования комплекса неполноценности, причиной борьбы за власть, превосходство, определить выбор неадекватных жизненных стратегий (А. Адлер). В подростковом возрасте подобная форма коммуникации может вызвать бунт и сопротивление подростка мнениям и воле родителей, в тяжелых случаях — негативизм и конфронтацию. Дефицит практики самостоятельного поиска и принятия решения приводит к задержке развития автономии и формированию зависимости от взрослого, конформности, инфантилизации и инвалидизации ребенка.

 

Высказывания, направленные на оценку личности ребенка.

6. Негативная оценка, осуждение, порицание, «приговор». Высказывания содержат прямую негативную оценку личности ребенка и его действий, указывают на несоответствие качеств личности, уровня достижений и поступков ребенка социальным ожиданиям и требованиям. Подобные высказывания негативно влияют на развитие Я-концепции ребенка,  навязывая ему негативное представление о себе и своих возможностях, формируя неадекватно низкую либо искаженную самооценку. Следствием систематической уничижительной критики родителем ребенка может стать эффект Пигмалиона. Вместо «исправления» ребенок, напротив, воплощая в себе худшие ожидания родителей, обнаруживает все те отрицательные черты характера и качества личности, с которыми они вели «непримиримую борьбу».              

7. «Наклеивание ярлыков», высмеивание, «обзывание», ругань. Наиболее резкая и грубая форма прямой оценки личности. Наиболее неблагоприятными эффектами являются формирование чувства отверженности и эмоционального неприятия, незащищенности, комплекса неполноценности, низкая степень самопринятия, оборонительно-агрессивная, враждебная позиция по отношению к миру. Систематическое использование родителями подобной формы высказываний должно быть квалифицировано как намеренная психологическая травматизация ребенка, эмоциональное отвержение, форма насилия и агрессии.

 

8. Похвала. Как вид речевого высказывания, содержащего прямую позитивную оценку личности ребенка, она при неверном применении также может стать причиной негативных эффектов в его развитии. Похвала, далекая от реальности либо просто не соответствующая образу Я ребенка, может быть воспринята им как насмешка и издевательство, или поставить под сомнение искренность родителей и понимание ими его чувств и переживаний, или будет воспринята как попытка взрослых манипулировать им. Избыток похвалы делает ребенка зависимым от социального одобрения, подкрепляет внутреннюю его неуверенность в себе и увеличивает тревожность. Неадекватная избыточная похвала, «захваливание», формирует у ребенка неадекватное представление о своих способностях и возможностях, искажает его восприятие мира и своих отношений с ним и в конечном счете является препятствием для его эффективного общения и деятельности. Чрезмерность и необоснованность родительской похвалы стимулирует развитие у ребенка истероидно-демонстративных черт и является атрибутом потворствующего типа воспитания.

 

Высказывания, ставящие целью интерпретацию поведения ребенка.

 

9. Интерпретация, постановка диагноза. Данный вид речевых высказываний претендует на интерпретацию мотивов, чувств и переживаний ребенка, определяющих его поведение. Имплицитно они содержат в себе оценку мотивов и чувств ребенка. Речевая их конструкция имеет вид «Я знаю почему...», «Ты ведешь себя так, потому что...». Подобные высказывания вызывают у ребенка переживание угрозы личностной безопасности, нарушают интимность личностного пространства, формируют чувство превосходства взрослого и зависимости от него.

10. Вопросы, расследование, «допрос». Как правило, этот вид речевых высказываний предшествует интерпретации и диагнозу и разделяет с ним перечисленные негативные эффекты. Закрытые вопросы, т.е. вопросы, требующие односложного ответа «нет» или «да», порождают переживание дискомфорта в силу того, что они выступают как средство манипулирования партнером и порождают ощущение зависимости и беспомощности перед взрослым.

Уход от коммуникации.

11. Утешение, успокаивание. Вид речевых высказываний, направленных на устранение эмоционального дискомфорта, переживаемого ребенком, за счет отрицания значимости событий, его вызвавших, обесценивания чувств ребенка. Типичная речевая конструкция для данного вида высказываний: «Из-за этого события не стоит расстраиваться (плакать, огорчаться, переживать)» или просто «Не переживай». Эффектом таких высказываний может стать переживание ребенком эмоционального отвержения взрослым его и его чувств, возрастание тревожности, связанной с угрозой вторжения в мир его внутренних переживаний.

12. Отвлечение, внимание, уход. Речевые высказывания, содержащие предложение уйти от рассмотрения проблемы, волнующей ребенка («Не стоит об этом говорить», «Это ерунда», «Дело выеденного яйца не стоит»). Прямой эффект таких высказываний состоит в изменении отношения ребенка к взрослому: установка на родителя как потенциального союзника и помощника в разрешении проблемы, ожидание сочувствия и поддержки сменяются чувством отверженности и потерей взаимопонимания. В дальнейшем опыт такого переживания приводит к отказу от контактов с родителем для разрешения трудных и конфликтных ситуаций.

Альтернативой таким способам коммуникации является техника эмпатического принятия — «активного слушания».

 

«Активное слушание», согласно Гордону, есть коммуникация с предоставлением ребенку обратной связи о его чувствах, переживаниях и эмоциональных состояниях. Обратная связь предоставляется через «Ты-сообщение», речевую конструкцию, начинающуюся со слова «Ты» и содержащую развернутое описание чувств ребенка. «Активное слушание» — определенная позиция в коммуникации, когда взрослый отказывается от оценок, советов, разъяснений, попыток анализа и интерпретации поведения ребенка и сосредоточивается на возможно более полном и четком понимании и описании чувств и эмоциональных состояний ребенка.

Техника активного слушания включает невербальные и вербальные компоненты.

К невербальным относятся установление перцептивного контакта с ребенком (позиция лицом к лицу, визуальный контакт на уровне) глаз); заинтересованность во взгляде и теплая улыбка родителя; ласковая, мягкая интонация, умеренная громкость голоса и средняя скорость речи; дистанция в пространстве между ребенком и взрослым в пределах 50 — 70 см; молчаливое заинтересованное слушание, выражающее эмоциональную поддержку ребенка, с преобладанием ответных актов коммуникации. Невмешательство родителя в активность и деятельность ребенка в условиях доброжелательного к ней внимания также достаточно ясно сообщает ребенку о принятии.                                                                    

Вербальные формы выражения эмпатии включают повторение «слово в слово» высказываний ребенка и парафразирование, предполагающее более полное и углубленное описание чувств и переживаний ребенка взрослым по сравнению с исходным высказыванием самого ребенка.

Эмпатическое принятие и активное слушание являются не просто техникой, а личностной позицией взрослого. Как указывает Гордон, для реализации активного слушания родителю необходимо иметь следующие установки:

  • хотеть услышать ребенка, поэтому активное слушание можно применять лишь тогда, когда у родителя достаточно времени, чтобы выслушать ребенка, а не прерывать его на полуслове;
  • желать быть полезным ребенку в решении его проблем, а не использовать технику активного слушания для того, чтобы заставить его действовать по желанию родителя, т.е. в манипулятивных целях;
  • быть готовым принять чувства и эмоции ребенка такими, какие они есть, не пугаться их, не оценивать и не осуждать, даже тогда, когда они вступают в противоречие с установками и моральными ценностями самого родителя, признать право ребенка на эти чувства;
  • искренне доверять ребенку и верить в его возможности справиться со стоящими перед ним проблемами, не пытаться из самых лучших побуждений и сочувствия и симпатии к ребенку сделать все за него, верить в возможности его развития как личности;
  •  воспринимать ребенка как самостоятельную, независимую от вас личность со своей личной жизнью и правом выбора своей судьбы, не принимать на себя ответственность за фактически сделанный ребенком выбор. Ответственность родителя как воспитателя лежит в области создания психологических условий для обеспечения адекватной ориентировки ребенка в области исследования проблем и принятия решений, в то время как сам выбор осуществляется ребенком и в значительной мере определяется системой его базовых потребностей, мотивов и ценностей.

Техника эффективной похвалы.

 

Эффективная похвала должна отвечать ряду требований.

 

1. Похвала не должна быть оценочной, т.е. не должна содержать прямых оценок личности. Причины негативного эффекта оценочной похвалы в том, что она, во-первых, подчеркивает отношения зависимости — подчинения между взрослым и ребенком.

 Во-вторых, оценочная похвала вызывает у ребенка тревогу и страх потерять расположение взрослого, подвергнуться наказаниям и санкциям за проступок, вызывает настороженность и агрессивно-оборонительную позицию.

В-третьих, она становится источником неуверенности ребенка в своих силах — он боится не справиться с задачей, допустить ошибки, не добиться вновь высоких результатов, ставших причиной похвалы и поощрений, не поддержать уже завоеванную им «высокую планку» достижений. Если такой страх принимает хронический характер, то формируется выученная беспомощность, ребенок начинает избегать новых задач, предпочитая пассивность и бездействие опасности совершить ошибку и быть неуспешным. Мотивация избегания неудачи начинает доминировать В-четвертых, похвала часто воспринимается детьми как попытка родителей ими манипулировать, управлять их поведением и деятельностью в своих интересах.

 

2. Похвала не должна быть сравнительной: нельзя сравнивать достижения, успехи, результаты, личностные достоинства ребенка и его сверстников. Похвала-сравнение не учитывает реальных возможностей и перспектив, не благоприятствует формированию у ребенка чувства самоценности и самопринятия, создает условия для образования негативной установки и даже зависти по отношению к более удачливому сверстнику.

Продуктивная похвала, создавая зону ближайшего развития ребенка, должна строиться как реалистическое и  объективное описание действий и усилий ребенка, их результатов и последствий как для него самого, так и для окружающих; содержать искреннее описание действительных чувств родителя, связанных с поступком ребенка. Применение продуктивной похвалы должно быть соотнесено с возрастно-психологическими особенностями ребенка и дозировано в соответствии с возможностями ребенка самостоятельно осуществлять оценку своей деятельности и степенью компетентности в решении задачи. Поэтому для детей младшего возраста вполне допустимы и даже целесообразны как формулирование в прямой форме критериев оценки и соотнесение их с деятельностью ребенка и ее результатами, так и конечный совместный вывод о деятельности ребенка и ее успешности. Похвала взрослого должна стать зоной ближайшего развития способности ребенка к саморегуляции, основой для формирования реалистической позитивной Я-концепции.

 Техника использования «Ты-высказываний» и «Я-высказываний».Техника использования «Ты-высказываний» и «Я-высказываний» составляет важный компонент метода конгруэнтной коммуникации. Она была разработана и апробирована в работах К. Роджерса, Т. Гордона, X. Джайнотта. «Ты-высказывания» представляют собой речевые высказывания, начинающиеся со слова «Ты», а «Я-высказывания», соответственно, со слова «Я». «Ты-высказывания» используются в ситуации активного слушания и представляют собой максимально точное и глубокое, развернутое описание чувств ребенка. Они также позволяют отразить и объективировать в речи чувства и переживания ребенка, обеспечивают более высокий уровень их осознания, а значит, открывают возможность сделать первый шаг на пути овладения чувствами и произвольного управления ими.

 

«Я-высказывания» используются родителем в ситуации конфликта и конфронтации, столкновения интересов ребенка и родителя. «Я-высказывания» позволяют родителю искренне и эмоционально честно выразить свои чувства по отношению к поведению ребенка в форме, необходимой, чтобы сохранить отношения уважения, эмпатии и принятия, вместе с тем побуждая ребенка изменить свое поведение с учетом интересов родителя. «Я-высказывания» представляют собой точное и аккуратное выражение родителем своих чувств в отношении поведению ребенка, они не содержат приказаний, советов и команд, т.е. готовых решений вопроса о выходе из конфликтной ситуации, оставляя его открытым, не таят опасности низведения и унижения личности ребенка, поскольку лишены оценочных суждений и предоставляют ребенку право принять на себя ответственность за разрешение конфликтной ситуации.

 

Структура «Я-высказывания» включает четыре компонента:

А.  Точное и корректное описание чувств и эмоций, которые испытывает родитель в отношении поведения ребенка («Я огорчен», «Я расстроен», «Мне не нравится», «Я не люблю»). Важно отразить в «Я-высказывании» первичные чувства, т.е. те, что возникают сразу же в момент конфронтации или конфликта с ребенком, и быть предельно искренним в их описании. Для ребенка особую значимость имеют невербальные компоненты коммуникативного акта. Дети, особенно младшие, чувствительны к интонации, мимике, позе, жестам. Поэтому рассогласование между вербальными сообщениями, выражающими не истинные, а нарочито демонстрируемые родителем чувства, и невербальным сообщением об истинном эмоциональном состоянии взрослого, безошибочно декодируемым ребенком, приводит к нарушению сложившихся отношений доверия и взаимопонимания, рождает у ребенка неуверенность и тревожность.

 

Б.  Точная характеристика поведения ребенка или ситуации, вызывающей описанные выше чувства родителя. Обычно второй компонент высказывания начинается со слова «когда».

 

В. Описание причин возникновения негативной реакции родителя. Как правило, конкретизации их предшествует оборот «потому что». Основная опасность формулирования третьего компонента «Я-высказывания» кроется в соскальзывании родителя на осуждение поведения и личности ребенка.

 

С. Описание возможных последствий поведения ребенка в случае, если оно будет продолжено. Здесь нельзя переходить к прямым угрозам в адрес ребенка, предупреждениям о вмешательстве взрослого в его поведение

Проблема в использовании «Я-высказываний» в детско-родительских отношениях состоит в том, что дети часто их игнорируют. Тогда приходится их повторять. Нередко дети возвращают «Я-высказывание» взрослому, сообщая о своих желаниях и интересах («Я хочу...») и настаивая на них.

 

 «Ненормативные кризисы семьи».

 Развод — это расторжение брака, т.е. юридическое прекращение его при жизни супругов. Развод представляет собой ненормативный кризис семьи, главным содержанием которого является состояние дисгармоничности, обусловленное нарушением гомеостаза семейной системы, требующее реорганизации семьи как системы. Осуществленному разводу, как правило, предшествуют неоднократные попытки супругов разойтись.

 

 Первая — личностные факторы риска (индивидуально-типологические особенности супругов, опыт семейной жизни прародительской семьи, состояние соматического и нервно-психического здоровья, социально-демографические характеристики и др.). Традиционно фактором риска считается воспитание будущего супруга в неполной либо дисгармоничной семье. Значительная разница в возрасте, равно как и дистанция в образовательном и социальном статусе будущих супругов, также выступают существенными факторами риска для семейной жизни.

 

Вторая группа факторов риска определяется историей создания семьи — условиями знакомства, особенностями предбрачного периода, мотивацией брака, первичной совместимостью супружеской пары. Стабильность брака снижается, если период знакомства оказывается слишком коротким (менее полугода) и недостаточным для познания друг друга и установления равноправных отношений, в которых партнеры учатся взаимопониманию и сотрудничеству в решении возникающих проблем. Неадекватными мотивами брака могут быть стремление одного или обоих супругов выделиться из прародительской семьи либо с целью утверждения своего взрослого статуса, либо для того, чтобы избежать конфликтов, ссор, эмоциональной напряженности в отношениях с собственными родителями. Другим неадекватным мотивом может стать гипертрофированное желание найти покровительство и защиту у партнера, чтобы удовлетворить потребность в безопасности. Партнер в этом случае воспринимается инструментально — как гарант безопасности, и решение о заключении брака не основывается на отношениях любви и близости. Такая ситуация складывается, когда пара начинает встречаться или женится после значимой потери — смерти близкого любимого человека, только что состоявшегося развода, расставания с любимым человеком и т.д.

 

Третья группа факторов риска отражает неблагоприятные условия функционирования семьи. Это неблагоприятные жилищные и материально-экономические условия, низкая эффективность ролевого поведения членов семьи, депривация значимых потребностей членов семьи, девиантное поведение супругов (алкоголизм, наркомания), высокая конфликтность, сексуальная дисгармония.

 

Факторами, повышающими степень готовности семьи к разводам, являются урбанизация и рост мобильности трудоспособного населения, изменение места женщины в структуре профессиональной занятости общества и дальнейшая «индивидуализация» жизненной концепции, в которой целям автономного личностного роста уделяется все большее значение обоими полами. Либерализация отношения общества к разводам, облегчение правовых норм, регулирующих развод также провоцируют легкость принятия решения о расторжении брака.

Наряду с факторами риска развода можно говорить и о факторах толерантности, снижающих вероятность распада семьи даже в условиях проблем семейной жизни и конфликтности отношений. Наиболее существенное значение приобретает наличие в семье детей. Ребенок достаточно часто выступает как «последний аргумент» в принятии решения супругов о разводе в пользу сохранения семьи. Наличие детей снижает психологическое желание и экономическую обоснованность развода. Другим важным фактором, удерживающим супругов от развода, является неуверенность в своем экономическом положении после развода и возможности прокормить детей, обеспечить им полноценное воспитание и образование. Общность внесемейных интересов и целей повышает устойчивость семьи к деструктивным воздействиям. И главный ресурс толерантности — безусловное сохранение симпатии, привязанности и любви к партнеру.

 

Говоря о причинах разводов, необходимо различать их мотивы и мотивировки.

 

Основные мотивировки развода:

  •  Утрата и недостаток любви, взаимного уважения, доверия и взаимопонимания.
  •  Неверность супругов, супружеская измена, сексуальные отношения вне брака, ревность.

Можно выделить следующие причины супружеской измены:

  • новая любовь; месть за неверность супруга (по принципу око за око, зуб за зуб); невзаимность, неразделенность любви в супружеских отношениях и стремление реализовать потребность в любви с другим партнером, способным дать переживание полноты интимности отношений; гедонистический поиск новых любовных наслаждений; компенсация дефицита любви в силу ограничения супружеских отношений (хроническая болезнь, длительные командировки, вынужденная разлука); случайные обстоятельства (опьянение, «удобный случай», настойчивость сексуальных домогательств партнера и пр.).
  •  Алкоголизм и неумеренное употребление спиртных напитков супругом.
  •  Притязания одного из супругов на единоличное главенство, нарушение норм демократического общения в семье, авторитарный стиль руководства.
  • Вмешательство прародителей в семейную жизнь молодых супругов.
  •  Несогласованность и противоречивость взглядов на воспитание детей.
  • Отсутствие общих увлечений и интересов супругов.
  •  Несходство характеров, несовместимость взглядов и ценностей.
  •  Неадекватность мотивов заключения брака, психологическая неготовность супругов к вступлению в брак.
  •  Сексуальная дисгармония супружеских отношений.
  •  Насилие в семье, агрессивное поведение супруга, включающее все формы проявления агрессии от физического насилия до ворчливости и раздражительности.
  •  Принадлежность супруга к определенной профессии или включенность в виды деятельности, которые не могут быть приняты партнером в силу ценностных, религиозных, политических, этических и других убеждений и принципов.
  • Совершение супругом уголовно наказуемого деяния, асоциальное и антисоциальное поведение.
  • Неудовлетворенное желание иметь детей одним из супругов и отказ от разрешения проблемы с использованием современных методов медицинской репродуктологии или усыновления ребенка.
  •  Материальные, финансовые и жилищные проблемы семьи, неудовлетворенность низким, неудовлетворительным уровнем жизни.

Вероятность распада семьи и мера деструктивности воздействия развода на развитие детей определяется стадией жизненного цикла семьи, а также социальным, экономическим и этническим контекстом ее жизнедеятельности.

Минимальными относительно других стадий жизненного цикла семьи последствиями развода отличается первая стадия — «молодая пара до рождениям детей». Факторами риска распада брака на этой стадии признаны продолжительность предбрачного периода (менее 6 месяцев или более 3 лет); значимые различия ценностных семейных установок; доминирование мотива выхода прародительской семьи у одного или обоих супругов; переживание травматических событий в период ухаживания или в момент, непосредственно предшествующий или последующий за заключением брака; напряженность отношений с прародительской семьей у одного или обоих партнеров.

 

Значительный риск развода падает на стадию «семья с маленькими детьми». Эта стадия характеризуется снижением субъективной удовлетворенности браком, ролевой напряженностью и ролевой перегрузкой. Семья с детьми подросткового возраста также уязвима в отношении риска развода, поскольку именно на эту стадию приходится кризис «середины жизни», нередко вызывающий желание «начать жизнь с чистого листа». Развод в этом смысле представляет собой, на первый взгляд, самое легкое решение расстаться с прошлым и начать жизнь заново. Семьи пожилого возраста крайне редко принимают решение о разводе, поскольку в старости возрастает потребность во взаимопомощи и взаимной поддержке.

Развод включает два периода — собственно развод и постразводный период, связанный с преодолением следствий развода и формированием новой семейной системы — неполной семьи.

 

В собственно разводе можно выделить три фазы:

1) обдумывание и принятие решения о разводе;

 

2) планирование ликвидации семейной системы;

 

3) сепарация.

 

Фаза планирования ликвидации семейной системы начинается с момента окончательного принятия решения о разводе одним или обоими супругами. Ликвидация семейной системы связана с необходимостью изменения ролевой структуры семьи, перераспределением ее основных функций и построением нового образа жизни.

 

Ее задачи:

 

  • эмоциональный развод, предполагающий эмоциональную сепарацию супругов; трансформацию эмоциональной привязанности к партнеру;
  •  физический развод, включающий территориальную сепарацию и приводящий к раздельному проживанию бывших супругов;
  •  экономический развод — заключение соглашения и договоренностей о разделе имущества и жилища, о формах экономической поддержки бывшими супругами друг друга, о вкладе каждого из них в обеспечение материального благополучия детей и планировании в случае необходимости шагов по изменению места и графика работы каждым из супругов;
  •  социальный развод включает две задачи — реорганизацию отношений с расширенной семьей и перестройку отношений со значимым социальным окружением, общим кругом друзей и коллег. Для разрешения социального развода супруги должны информировать прародителей и других членов расширенной семьи с обеих сторон о принятом решении. Другой задачей является информирование по мере необходимости друзей, знакомых, сослуживцев, администрации предприятий, где работают супруги, о принятом ими решении расторгнуть брак;
  •  сородительский развод предполагает достижение договоренностей между супругами об ответственности и конкретных формах опеки и участии в воспитании детей; подготовку и информирование детей о предстоящем разводе и новых условиях жизни;
  •  религиозный развод — согласование с религиозными канонами и получение разрешения от духовника или иерархов конфессии на расторжение брака, если один из супругов или оба верующие.

Таким образом, планирование распада семейной системы осуществляется путем переговоров о решении материальных, бытовых и имущественных проблем, связанных с прекращением функционирования семьи. Если эмоциональный развод завершен либо его динамика позитивна и отражает принятое решение о целесообразности прекращения супружеских отношений, то возможен конструктивный диалог между супругами. Если же нет и эмоциональные отношения супругов окрашены чувством обиды, гнева, враждебности, то переговоры заходят в тупик и принимают деструктивный характер.

 

Завершается развод фазой сепарации — прекращением ведения супругами совместного хозяйства и совместного проживания. Важным компонентом сепарации является трансформация образа «Мы», построение нового образа «Мы», «Я» и «Ты» в будущем.

 

Как правило, на этой стадии происходит или продолжается процесс территориальной и экономической сепарации, устанавливаются новые отношения между экс-супругами.

Основное содержание постразводного периода составляет перестройка семейной системы и ее стабилизация. В жизни семьи он проходит три фазы: 1) послеразводную (до одного года); 2) фазу перестройки (2—3 года); 3) фазу стабилизации (2—3 года). Каждая характеризуется собственными задачами, продолжительностью, особенностями эмоциональных переживаний и типичными трудностями функционирования.

Основная цель послеразводной фазы — построение нового стиля и образа жизни в условиях неполной семьи. Задачами развития семьи выступают: преодоление «эмоционального дефицита» и «дефицита делового сотрудничества», возникших после ухода одного из супругов; восстановление экономического функционирования семьи, достижение финансовой и экономической компетентности разведенного супруга, позволяющей  максимально  сохранить  или  улучшить уровень  прежнего, «доразводного» функционирования семьи; приобретение необходимой компетентности в воспитании детей каждым из разведенных супругов; построение новой системы социальных отношений с друзьями, коллегами, прародителями; реконструкция эго-идентичности.

Постразводный синдром, включающий переживание депрессии, безысходности, утраты смысла жизни, страха и отчаяния, низкой самоценности, более характерен для женщин. Мужской вариант постразводного синдрома отличается чувством одиночества, подавленности, растерянности, нарушениями сна, аппетита, обращением к алкоголю, снижением интереса к профессиональной деятельности, сексуальными расстройствами.

 

Необходимость оказания психологической помощи семье в послеразводной фазе диктуется:

  • переживанием «двойного кризиса» — совпадением развода с другим значимым психотравмирующим событием (смерть близкого человека, уход из дома старшего ребенка, потеря работы, тяжелое хроническое заболевание близкого человека и др.);
  • возрастанием потенциальной дисфункции семьи за счет резкого снижения эффективности выполнения ее членов своих ролей;
  •  проблемами в отношениях с прародительской семьей, которые усугубляются после развода.

Основными задачами психологической помощи супругам на этой фазе являются следующие: уничтожить образ «невосполнимой утраты»; стабилизировать эмоциональное состояние супругов, помочь им преодолеть чувство тревоги, страха, безысходности; обрести чувство финансовой и экономической самостоятельности; помочь принять ответственность за благополучие себя и детей; обеспечить эффективное распределение семейных ролей с привлечением ресурсов прародительской семьи, согласовать взаимные ролевые ожидания супругов, включая роли бабушки и дедушки.

 

Фаза перестройки является поворотной в развитии отношений бывших супругов. Завершается их эмоциональный развод, предполагающий трансформацию эмоциональной связи в сторону устойчивого доброжелательного/нейтрального отношения к бывшему супругу. Вместе с тем могут наблюдаться резкие колебания эмоционального статуса разведенных супругов — от депрессии к необоснованной эйфории. Нередко переживание отверженности и эмоциональной пустоты толкает экс-супруга на немедленный поиск нового объекта привязанности. Прослеживаются два сценария развития событий. В первом случае активность направляется на поиск партнера как заместителя супруга в отношениях любви. Во втором зоной поиска объекта привязанности становятся детско-родительские отношения. Родитель переносит на ребенка всю нерастраченную силу своей любви, делая ребенка ее заложником.

 

На этой же фазе происходят стабилизация финансово-экономического положения семьи, приспособление к новому уровню доходов и изменение стиля жизни семьи в соответствии с ним.

В сфере детско-родительских отношений фаза перестройки характеризуется изменением системы семейного воспитания с учетом новых реалий жизни семьи — трудовой занятостью матери и снижением меры участия отца в процессе воспитания.

 

Основные направления оказания психологической помощи семье на этой фазе:

 

1.  Восстановление сети социальных связей и отношений семьи.

2. Формирование нового образа семьи у детей.

 

Психологические рекомендации по формированию нового образа семьи у ребенка могут быть сформулированы следующим образом:

  • нельзя скрывать от ребенка ситуацию развода, «тайна» и отсутствие информации многократно усиливают тревогу;
  • необходимо сообщить ребенку в четкой и ясной форме, что оба родителя остаются для него любящими мамой и папой, они всегда будут рядом с ним и заботиться о нем;
  • сообщать о разводе должны оба родителя — ребенок должен быть уверен в своей ценности для обоих и отсутствии между ними разногласий в том, как будут строиться их отношения с ним после развода;
  • нельзя ставить перед ребенком вопрос, с кем он будет жить, вплоть до старшего подросткового возраста;
  • необходимо предоставить ребенку возможность свободно обсуждать проблему развода с каждым из родителей, пока у него существует потребность в этом;
  • желательно не изменять образ жизни самого ребенка.

 Оптимизация детско-родительских отношений.

 

На фазе стабилизации проблемы перестройки семьи успешно преодолены, между бывшими супругами устанавливаются ровные партнерские отношения, становится возможным их эффективное сотрудничество в воспитании детей. Психологическим критерием стабилизации семьи после развода является готовность бывших супругов принять прошлое, признать счастливые моменты своего брака и выразить благодарность партнеру за все хорошее, что им довелось пережить вместе.

Задачами психологической работы с семьей на этой фазе становятся формирование нового образа идеальной семьи после развода, помощь в распределении ролей в семье с тем, чтобы исключить ролевую перегрузку матери за счет использования всего потенциала широкой социальной поддержки как расширенной семьи, так и друзей.

 

 Семья, образующаяся в повторном браке, характеризуется более сложной картиной развития, чем семья первого брака. В случае повторного брака пересекаются две линии развития семьи. Первая — последовательность стадий жизненного цикла семьи, обусловленных реализацией воспитательной функции и возрастом членов семьи. Вторая — специфические для повторного брака этапы развития: сепарации/развода; неполной семьи; ухаживания и повторного брака.

С. Кратохвил  выделяет следующие типы повторных браков:

 

1) брак, где один из супругов ранее состоял в браке, а второй не состоял; обычно это брак разведенного мужчины со свободной и значительно более молодой женщиной;

 

2) брак разведенных супругов, прежде состоявших в браке; как правило, это брак разведенного мужчины, дети которого остались с матерью, на разведенной женщине с ребенком или несколькими детьми;

 

3) брак, в котором участвуют вдовцы или вдовы.

 

Повторные браки условно можно разделить на две группы: те, в которые вступают партнеры, не имеющие детей от предшествующих браков, и те, в которых у одного или обоих супругов есть дети от предшествовавших браков.

 

Задачи повторного брака, определящиеся основной целью создать условия объединения трех и более семей для образования новой семейной системы, таковы:

 

1) определение новых границ семейной системы, состава семьи, правил и норм взаимодействия; 

 

2) создание новой ролевой структуры семьи с учетом прежнего опыта главенства, распределения ролей и осуществления функций контроля;

 

3) формирование нового семейного самосознания, семейной культуры и семейной истории.

 

Брак первого типа (разведенный мужчина — молодая свободная женщина), как правило, предполагает любовную связь будущих супругов, ставшую причиной или поводом распада прежней семьи.

Повторный брак второго типа (разведенный мужчина — разведенная женщина, имеющая детей) основывается на неудачном опыте супружеской жизни обоих партнеров. В этом слабость и одновременно сила нового брачного союза. Слабость в том, что «приданым» обоих супругов являются разочарование, несбывшиеся надежды, ригидные и неэффективные модели ролевого супружеского поведения, деструктивные способы разрешения конфликтов. Сила — в надеждах, рациональности, большей толерантности и готовности пойти навстречу партнеру в решении проблем.

 

Отношение детей к повторному браку определяется возрастом детей, их полом, историей семьи, отношениями с родителем, который вступает в брак, совместностью проживания с ним, типом семейного воспитания, реализуемым в семье.

Возраст детей. Самая высокая адаптивность к новому браку у детей раннего и дошкольного возраста, самая низкая — в предподростковом и младшем подростковом возрасте. Младшие дети легче формируют привязанность к новому члену семьи, получая явные преимущества от общения с новым компетентным взрослым. Младшие подростки, напротив, чрезмерно чувствительны к попыткам отчима или мачехи выполнять воспитательную родительскую функцию, бурно протестуют против их требований. Неприязнь к «чужому», конкурирующему за любовь и внимание матери или отца, прежде нераздельно принадлежавших ребенку, усугубляется протестом против попыток ограничить их самостоятельность и независимость, игнорируя нарождающееся чувство взрослости. Старшие подростки относятся к новому браку толерантно — дистанцирование от родителей, связанное с повторным браком, в целом отвечает их направленности на автономизацию от семьи. У старших подростков есть собственные ресурсы эмоциональной поддержки и преодоления стоящей перед ними проблемы — близкие друзья, романтичные отношения с противоположным полом. Первая негативная эмоциональная реакция подростка на известие о браке сменяется удовлетворенностью своим новым, более самостоятельным и независимым положением в семье. Юноши и старшие подростки в силу большей социальной и личностной зрелости оказываются способны децентрироваться и занять позицию понимания и сопереживания родителю, преодолев первичное чувство ревности и недовольства.

 

Пол ребенка. Было обнаружено, что девочки хуже адаптируются к повторному браку, чем мальчики. Наблюдается противостояние и сопротивление перестройке семьи с включением в нее отчима/ мачехи и даже развитие антагонистических отношений. Испытываемая ребенком ревность матери к отчиму часто обращается в ненависть и презрение к самой матери в форме демонстративного отказа принимать родителей, изоляции и ухода из семьи.

 

Мальчики легче адаптируются к включению в семью отчима, находя в нем старшего товарища, друга, защитника и нередко образец для подражания. С учетом того, что в неполной семье после развода отношения матери с сыном складываются труднее, чем отношения матери с дочерью, сын может найти в отчиме посредника между собой и матерью, в то время как девочкой отчим воспринимается как помеха и конкурент в ее с ней отношениях.

 

История семьи. Отношение детей к супругу родителя в значительной степени определяется генезисом неполной семьи. Материнская семья — наиболее благоприятный вариант для повторного брака. Ребенок, рожденный вне брака, как правило, даже в условиях амбивалентного отношения к отчиму приветствует создание полной семьи. Если развод произошел достаточно давно, семья сумела пережить его последствия и вышла в своем развитии в фазу стабилизации, то адаптация детей к новому члену семьи, принимающему на себя функции родителя, происходит достаточно благополучно. Трудно проходит перестройка ролевой структуры семьи в тех случаях, когда развод психологически еще не завершен и сохраняется сильная эмоциональная зависимость бывших членов семьи друг от друга. Если повторному браку предшествовала утрата родителя, то характер отношений также будет определяться стадией переживания ребенком горя и типом привязанности к родителю.

 

 Усыновление является одним из социальных институтов, обеспечивающих детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, юридическую возможность иметь условия жизни и воспитания в семье. Усыновление в современном праве рассматривается в числе наиболее значимых форм защиты детей, лишившихся родительского попечения, в рамках которой устанавливаются родственные связи между ребенком, оставшимся без родительского попечения, с одной стороны, и супружеской парой или человеком, не являющимся ребенку родным отцом или матерью, с другой. Приоритетность усыновления по сравнению с другими формами воспитания детей-сирот — помещением в государственные детские воспитательные учреждения (дома ребенка, детские дома, интернаты) — очевидна, поскольку лишь семья может обеспечить ребенку оптимальные условия для гармоничного личностного развития. Конвенция о правах ребенка, принятая Генеральной Ассамблеей ООН в 1989 г. и ратифицированная СССР и затем Украиной в 1991 г., декларирует важность и необходимость обеспечения всем детям условий семейного воспитания.

 

Актуальность проблемы усыновления связана с резким ростом числа детей-сирот при живых родителях в 1990-е гг. Причинами социального сиротства являются экономическая нестабильность и безработица, алкоголизм родителей и лишение их родительских прав, непродуманная приватизация жилья, превращающая детей в бомжей, военные конфликты в «горячих точках».

 

В общем числе усыновлений значителен удельный вес случаев, когда ребенка усыновляют отчим или мачеха в результате повторного брака родного родителя ребенка.

 

Судьба детско-родительских отношений в новой семье в значительной степени определяется следующими мотивами усыновления:

  •  мотив, удовлетворяющий потребность в продолжении рода;
  • мотив «смысла жизни» — приемный ребенок придает осмысленность существованию родителя, позволяет ему определить жизненные цели и задачи;
  • мотив преодоления одиночества — ребенок рассматривается как значимый партнер, с которым можно установить отношения близости и доверия, источник положительных эмоциональных переживаний, опора в старости. Факторами риска в этом случае являются чрезмерность и неадекватность ожиданий в отношении личностных качеств ребенка (чуткости, доброты, заботливости и т.д.), возраст усыновителей (предпенсионный и пенсионный), не позволяющий полностью реализовать воспитательную функцию в период высокой профессиональной и социальной активности усыновителя;
  •  альтруистическая мотивация, стремление защитить ребенка, оказать ему помощь и содействовать в создании благоприятных условий развития, «вырвать» ребенка из «ужаса» детского дома;
  •   мотив компенсации утраты собственного ребенка;
  • мотив стабилизации супружеских отношений;
  •  прагматический мотив улучшения материального и жилищного положения.

Учет мотивации усыновления позволяет прогнозировать успешность взаимной адаптации родителей и детей и корректировать в случае необходимости как психологическую готовность супругов к усыновлению, так и детско-родительское взаимодействие.

 

Психологическая готовность к усыновлению включает следующие компоненты:

 

мотивационную готовность;

 

психолого-педагогическую компетентность в вопросах развития и воспитания детей (информированность о возрастно-психологических особенностях детей, целях, задачах и методах воспитания, знание и понимание того, какое влияние оказывает социальная и семейная депривация на психическое развитие ребенка в разные возрастные периоды);

  • установление отношений позитивного сотрудничества с приемными родителями. Расширение и культивирование норм эмоционального содействия и со-переживания ребенка с родителями с целью формирования эмоциональной привязанности;
  • коррекция умственного развития усыновленного ребенка, создание основы для успешности его деятельности и достижений. Ориентация приемных родителей в достижениях ребенка, оптимуме ожиданий и требований к ребенку в отношении успехов;
  • помощь в приобщении ребенка к истории семьи. Создание «новой истории», датируемой моментом знакомства с приемными родителями и усыновления;
  • расширение круга общения ребенка со сверстниками с целью стабилизации его эмоционального статуса и создания группы психологической поддержки и ресурсов толерантности;
  • помощь в сохранении прежних значимых социальных и межличностных связей ребенка. Обеспечение преемственности личной его истории с целью сохранения эго-идентичности и предупреждения страха потерять себя.

Психологическая коррекция семейных отношений: психологическое консультирование и психотерапия.

 

1. Консультирование супружеских пар первоначально осуществлялось по юридическим и правовым, медицинским и репродуктивным, социальным аспектам семейной жизни и проблемам воспитания и обучения детей. Период с конца 1940-х до начала 1960-х гг. отмечен установлением и развертыванием практики оказания психологической помощи семье и супружеским парам. В 1930—1940-е гг. возникает особая практика консультирования супружеских пар, в которой фокус работы смещается с психических нарушений личности на проблемы общения и жизни супругов в семье. В 1950-е гг. утверждается практика и термин «семейная терапия». В отличие от психоанализа, где в центре внимания оказывались интрапсихические процессы, семейная психотерапия направлена на межперсональные, интерпсихические процессы и оптимизацию функционирования семьи как единого целого. В 1949 г. в США были выработаны профессиональные стандарты для проведения супружеского и семейного консультирования, а уже в 1963 г. в Калифорнии — введены правила и нормы лицензирования для семейных консультантов. Важным источником развития семейной психотерапии стало междисциплинарное взаимодействие психологии, психиатрии (М. Боуэн, С. Минухин, Дж. Джексон), практики социальной работы (В. Сатир).

 

Семейное консультирование представляет собой относительно новое по сравнению с семейной психотерапией направление оказания психологической помощи семье. Первоначально всеми основными открытиями и наработками эта область была обязана семейной психотерапии. Наиболее значимыми для развития семейного консультирования факторами стали: переориентация психоанализа на работу с семьей как в форме детско-родительских отношений, так и в форме совместной супружеской терапии в 1940-х гг.; начало разработки системного подхода Н. Аккерманом; создание Дж. Боулби теории привязанности; распространение бихевиоральных методов диагностики и терапии на работу с семьей и создание совместной семейной психотерапии В. Сатир. Благодаря значительным успехам семейной психотерапии и бурному росту спроса на ее услуги число членов Американской терапевтической ассоциации по браку и семье за десятилетие с 1978-го по 1986 г. удвоилось. Бурное развитие практики сделало востребованным и развитие научных исследований в области семьи, что привело к выделению самостоятельной особой психологической дисциплины — психологии семьи. Параллельно развитию семейной психотерапии и семейной психологии шло интенсивное развитие сексологии, в которой главными вехами стали работы А. Кинси, В. Мастерса и В. Джонсона и начало консультирования в этой сфере семейных отношений.

 

Основные задачи семейного консультирования:

  • психологическое консультирование по вопросам брака, включая выбор брачного партнера и заключение брака;
  • консультирование супружеских отношений (диагностика, коррекция, профилактика);
  •  психологическая помощь семье при разводах;
  • консультирование, диагностика, профилактика и коррекция детско-родительских отношений;
  • психологическая помощь в вопросах усыновления и воспитания приемных детей;
  • психологическое сопровождение беременности и родов; •психологическое сопровождение становления родительства;
  •  психологическое консультирование по вопросам супружеской измены;
  • психологическое консультирование в случаях насилия в семье.

Начиная с 1970-х типы и роли отношений в семье гг. в нашей стране активно развивается служба психологической помощи семье. Организационными формами оказания психологической помощи семье стали: психологические центры и консультации по работе с семьей; службы знакомств; консультации по проблемам воспитания и развития детей; региональные центры психолого-педагого-социальной поддержки и реабилитации детей и подростков; школьная психологическая служба; специализированные кризисные центры (по работе с женщинами, перенесшими семейное насилие; по профилактике суицидов); женские консультации (психологическое сопровождение беременности и родов); психологические кабинеты в учреждениях здравоохранения (репродуктивные центры, педиатрические кабинеты «здорового ребенка», психологические кабинеты в поликлиниках и наркологических диспансерах и пр.). Каждый тип перечисленных учреждений решает собственные задачи, обеспечивая оптимизацию различных аспектов функционирования семьи.

 

Новым направлением консультативной работы, реализующим просветительско-информационную функцию, стало консультирование посредством СМИ — ответы на вопросы читателей на страницах газет, журналов, переписка с читателями; тематические страницы, теле- и радиопередачи по актуальным проблемам семейной жизни, супружеских и детско-родительских отношений; сайты в Интернете, включающие интерактивные формы работы с клиентом.

 

2. Основные принципы семейного консультирования:


Принцип добровольности
обращения клиента является важнейшим этическим принципом семейного консультирования. Исключением являются ситуации, когда психологическое обследование и воздействие осуществляются по судебному предписанию. Как правило, это запрос на проведение психологической экспертизы по вопросам установления опекунства и определения порядка реализации воспитательной функции в случае развода. При проведении первичного приема консультанту важно установить, кто был инициатором обращения в консультацию, как отнеслись к этому остальные члены семьи и какова мера их готовности присоединиться к общей работе. В случае индивидуальной работы с клиентом и невозможности либо нецелесообразности привлечения семьи в целом, следует оговорить с клиентом ограничения индивидуальной формы консультирования.

 

Принцип конфиденциальности гарантирует личностную и социальную безопасность обращения в консультацию клиента и сохранение в тайне всех сведений, полученных в ходе консультирования. Принцип конфиденциальности обеспечивается специальными процедурами хранения полученной информации, анонимностью обращения клиента, профессиональным этическим кодексом и может быть нарушен лишь в тех случаях, когда возникает угроза жизни и безопасности самого клиента или третьих лиц.

Принцип профессиональной компетентности и ответственности консультанта. От профессиональной компетентности психолога зависит благополучие семьи и ее будущее развитие.

 

Принцип стереоскопичности диагноза определяет требование исследования психологических особенностей семьи с позиций всех ее членов, «глазами» всех участников семейного процесса. Образ семейных отношений и семейного взаимодействия у обоих супругов, родителей и детей выполняет ориентирующую функцию, определяет направленность и содержание активности каждого из участников такого взаимодействия. Стереоскопичность диагноза означает построение объемной картины семьи, в которой соотнесены образы семьи у каждого ее члена и объективная ситуация семейного взаимодействия.

 

Принцип реконструкции истории семьи требует воссоздания генезиса семьи и развития истории семейных отношений. Методическим приемом, позволяющим воссоздать историю семьи, является построение «линии ее жизни» — всех наиболее значимых событий в их хронологической связи и преемственности начиная со знакомства будущих партнеров. Важно выявить не только сами события, но и особенности их восприятия и переживания каждым из членов семьи. Реализация указанного принципа стимулирует развитие рефлексивности партнеров, раскрывает возможности для совместного анализа проблемной ситуации, ее интерпретации и принятия решений.

 

Принцип совместной выработки решений является логическим продолжением принципов личной ответственности клиента и профессиональной компетентности и ответственности консультанта. Решения и рекомендации нельзя давать клиенту в готовом виде — это основной постулат психологического консультирования.

 

Причины необходимости отказа от готовых рекомендаций:

  •  консультант и клиент говорят на разных языках — языке «научной психологии» и языке психологии «житейской». Соответственно, возможно разночтение и несовпадение значений основных понятий. Готовые рекомендации могут быть просто неадекватно поняты клиентом и столь же неверно реализованы;
  •  предложенные рекомендации могут быть не приняты клиентом в силу  иного понимания и интерпретации событий и проблем семейной жизни, чем у консультанта. Актуализация защитных механизмов, сопротивление, вытеснение, селективность восприятия информации и предвзятость ее интерпретации могут стать причиной негативизма клиента в отношении рекомендаций, предлагаемых консультантом;
  •  готовые рекомендации освобождают клиента от необходимости принятия решения и открывают возможность перекладывания бремени ответственности на консультанта. Уровень психологической готовности клиента к работе над собой снижается, тем самым ограничивая возможности  личностного роста клиента в процессе консультирования;
  • готовое решение и план и его реализации определенным образом позиционируют отношения консультанта и клиента как отношения «сверху», формируют зависимость от консультанта.

Выработка рекомендаций и принятие решений должно осуществляться в совместной деятельности, где функция консультанта состоит в организации ориентировки клиента в проблемной ситуации; выделении существенных для ее разрешения условий; выявлении их значения и личностного смысла; выборе решения из диапазона совместно выстраиваемых вариантов возможных действий и их последствий; наконец, в разработке плана реализации принятого решения.

 

Принцип привлечения широкого социального окружения предполагает опору на социальные, межличностные и внутрисемейные ресурсы помощи семье в решении возникающих проблем.

 

Принцип комплексности в работе с семьей.

 

Принцип единства диагностики и коррекции означает, что любая диагностическая процедура имеет несомненное коррекционное значение, представляет собой вид психологического воздействия, обладающего определенным эффектом для личности и семьи. Выполнение любого из предложенных заданий, будь то проективное задание, заполнение опросников или диагностическое интервью, приводит к возрастанию уровня осознания клиентом семейных проблем, условий, их порождающих, их следствий для семейного функционирования. Коррекционное воздействие и его эффект, в свою очередь, предоставляет важную диагностическую информацию для проверки гипотез о причинах возникновения трудностей семейной жизни.

 

Принцип структурирования позиций в процессе консультирования. Позиционирование консультанта и клиента осуществляется в начале установления контакта и выполняет функцию организации совместной деятельности по анализу проблемы и поиску ее решения. Структурирование позиций определяется мотивационной направленностью клиента, его личностными особенностями и реализуемой консультантом теоретической моделью консультирования, в частности мерой директивности консультанта. Можно выделить следующие варианты соотношения позиций: «на равных», «консультант сверху», и «клиент сверху». Вариант «на равных» предполагает равноправное сотрудничество консультанта и клиента, в котором консультант обладает необходимой компетентностью и предоставляет необходимую и достаточную информацию клиенту для организации процесса принятия обоснованного решения, а клиент является носителем проблемы, отражающей дисфункцию семьи. Вариант «консультант сверху» предполагает неравные отношения директивности—зависимости, когда консультант директивен, является носителем уникального знания, принимает на себя полноту принятия решения и ответственности, а клиент зависим и реализует установку на подчинение и делегирует консультанту право принятия решения. Вариант «клиент сверху» выражает прагматическую ориентацию клиента, предполагающего, что оплата услуг консультанта открывает для него возможность диктовать свои требования и пожелания в отношении воздействия и влияния на третьих лиц. Здесь клиент уже приходит с готовым решением проблемы, а консультанту делегируется обязанность обосновать это решение и обеспечить условия его реализации.

 

Принцип выявления подтекста обращения клиента. При определении подтекста жалобы следует обратить внимание на характер мотивационной направленности клиента и его отношения с консультантом.

 

Выделяют три варианта ориентации клиента: деловая (адекватная или неадекватная — с преувеличением силы и возможностей консультанта), рентная (направленная на получение выгоды и прибыли от консультирования), игровая (направленная на испытание консультанта и проверку его компетентности). В зависимости от преобладания мотивации клиента можно также говорить о различных установках, находящих выражение в подтексте жалобы.

 

 Наиболее типичными являются следующие установки:

 

1) установка «потребителя», реализующая стремление переложить груз ответственности на консультанта и получить «готовый рецепт»;

 

2) установка тревожно-неуверенного клиента, выражающая мотив получить эмоциональную поддержку и обратную связь, подтверждающую правомерность и целесообразность своего поведения;

 

3) установка саморазвития, когда ситуация консультирования используется клиентом как ресурс личностного роста;

 

4) установка зависимости, когда клиент реализует мотив удовлетворения потребности в безопасности, опеке и установления привязанности.

 

Выявление подтекста обращения — необходимое условие для грамотного построения стратегии и тактики проведения консультации.

 

 Основные этапы психологического консультирования семьи:

  •  предварительный этап записи;
  •  этап первичного приема;
  •  диагностический этап;
  •  этап составления психологического заключения;
  •  этап совместного анализа причин возникновения проблемы и определения путей ее разрешения;
  •  заключительный этап.

Предварительный этап. Запись. Фиксация обращения. Объективирование жалобы и запроса клиента. Сбор исходной информации о семье и клиенте. Решение организационных вопросов. Ориентация клиента в порядке и регламенте работы.

 

Первичный прием. Знакомство.

 

Диагностический этап. Уточнение проблемы клиента. Направленное ее изучение в соответствии с принципом стереоскопичности диагноза, выявление ролевой структуры семьи и ее внутренних и социальных ресурсов. Реконструкция истории развития семьи с момента знакомства супругов. Анализ проблемных ситуаций, типовых семейных сценариев, выявление и обсуждение семейных мифов. Формулирование рабочих гипотез о содержании и причинах проблемы. Проведение необходимого диагностического обследования с целью проверки выдвинутых гипотез.

 

Этап составления психологического заключения. Формулирование психологического диагноза и прогноза. Диагностическое заключение должно содержать описание объективного статуса семьи, вывод о соответствии жалобы объективной проблеме семьи и мере ее обоснованности, позитивную оценку функционирования семьи с выделением ее ресурсов, переформулирование значения симптомов проблемного поведения членов семьи и объективирование механизма симптомообразования; в нем должна быть показана роль симптома в сохранении семейного функционирования. Разработка общего плана рекомендаций по преодолению проблем семьи. Психологическое заключение может быть составлено консультантом вне времени встречи с клиентом, представлять собой результат анализа и интерпретации проблемы консультантом и основу для проведения последующего этапа. В ряде случаев этап составления психологического заключения может совмещаться с этапом совместного анализа проблемы и поиска ее решения.

 

Этап совместного анализа причин проблемы и определение путей ее разрешения. Направленный анализ проблемы, выделение «сильных», ресурсных, и «слабых» аспектов семейного функционирования. Выявление причин неэффективного функционирования. Обсуждение основных положений психологического диагноза. Совместная выработка условно-вариантного прогноза. Рассмотрение «веера» возможных решений, всесторонняя оценка «плюсов» и «минусов» каждого из них. Принятие решения, выработка плана его реализации. Распределение ответственности и функций между членами семьи. Разработка системы «домашних заданий» для воплощения принятого решения в жизнь.

Заключительный этап. Подведение итогов. Контроль и оценка реализации принятого решения. Завершение совместной работы с консультантом, обсуждение форм и сроков дальнейших контактов. Совместная выработка плана профилактических и превентивных мероприятий по предупреждению возникновения трудностей и проблем в семье.

 

При определении содержания психологического консультирования на каждом из этапов были использованы понятия «жалоба», «запрос», «психологический диагноз» и «прогноз».

Остановимся более подробно на каждом из них.

 

Жалоба имеет сюжет и структуру. Сюжет жалобы — это последовательность изложения событий, жизненных коллизий, их содержание и взаимосвязь. Структура жалобы включает локус (субъектный и объектный) и самодиагноз. Субъектный локус характеризует того, на кого жалуется клиент, а объектный — на что именно он жалуется. Субъектный локус может быть направлен на супруга, ребенка, третьих лиц, семейную ситуацию в целом, на самого себя. Объектный может определяться жалобами на ролевое поведение членов семьи, на индивидуальные их особенности, на отношения (отсутствие взаимопонимания, поддержки, любви и т.д.), на объективные обстоятельства (жилищные трудности, чрезмерная занятость на работе), на ненормативные кризисные события (супружеская измена, уход ребенка из дома и пр.). Самодиагноз - объяснение, которое дает клиент причинам нарушений, отражает особенности реагирования человека на фрустрацию. Самодиагноз может быть выражен в убеждении, что проблема обусловлена «злой волей» (негативными враждебными намерениями определенного лица), индивидуальным своеобразием партнера.

 

Запрос конкретизирует ожидания клиента в отношении помощи, которую он предполагает получить в консультации.

 

Виды запросов клиента о психологической помощи:

 

  • информационный запрос;
  •  запрос о помощи в обучении навыкам общения, взаимодействия, поведения в проблемных ситуациях;
  •  о содействии в анализе и интерпретации событий, поведения, особенностей личности;
  • о помощи в выработке позиции в отношении проблемы;
  •  об эмоциональной и психологической поддержке;
  •  о содействии в анализе проблемы и принятии решения.

Все перечисленные виды запросов можно квалифицировать как адекватные. Вместе с тем консультанту в большинстве случаев приходится сталкиваться с неадекватными ожиданиями клиента. Тогда запросы формулируются по типу манипулятивного запроса или запроса—перекладывания ответственности за решение проблемы на консультанта. Манипулятивный запрос состоит в просьбе клиента об оказании влияния на члена семьи и его изменении либо в интересах самого члена семьи, либо в интересах клиента. В случае перекладывания ответственности за решение проблемы на консультанта клиент исходит из мифа о всемогуществе консультанта и «волшебной палочке», по взмаху которой все проблемы могут быть разом решены без какого бы то ни было участия самого клиента. Очевидно, что в случае неадекватного запроса должна быть проведена работа по его переформулированию для заключения договора, или так называемого «терапевтичсекого контракта», на проведение консультативной работы.

 

Понятие психологического диагноза неоднозначно интерпретируется в разных литературных источниках. Первоначально в практической психологии термин «диагноз» получил распространение в самом широком и неопределенном значении — как констатация количественной или качественной характеристики признака. В зарубежной психологии и психометрии понятие «психологический диагноз» является производным от процедур тестового измерения. Психологический диагноз должен иметь собственное содержание, выходящее за рамка описания трудностей семьи как симптомов ее «болезни» и объективно установленных особенностей ее функционирования. Необходимо выявить механизмы генезиса и формирования трудностей функционирования семьи.

 

Составление психологического прогноза — главный результат психологического обследования семьи. Важной его характеристикой является степень достоверности. Под условно-вариантным прогнозом понимают конструирование основных вариантов развития семьи из множества потенциально возможных. Эти варианты определяются с учетом трех возможностей:

 

1) неблагоприятные условия, ставшие причиной психологических трудностей, сохраняются;

 

2) причины и факторы неблагополучия семьи будут преодолены или существенно ослаблены;

 

3) причины и факторы дисгармоничности, напротив, усугубятся.

 

Прогноз дальнейшего функционирования и развития семьи должен представлять собой «веер» вариантов в диапазоне указанных возможностей, а не предсказание с определенной вероятностью однозначного исхода. Таким образом, условно-вариантный прогноз становится основой для разработки стратегии и тактики «самопомощи» семьи в разрешении возникшей проблемы или кризисной ситуации.

Основные формы семейного консультирования:

  • параллельное индивидуальное консультирование обоих супругов одним консультантом;
  • параллельное индивидуальное консультирование обоих супругов разными, но взаимодействующими консультантами;
  • совместное консультирование обоих супругов либо всех членов семьи одним консультантом.

Индивидуальная форма консультирования одного из супругов является наименее продуктивной. Параллельное консультирование супругов одним или сотрудничающими консультантами является шагом вперед к достижению цели консультирования — повышения уровня эффективности функционирования семьи. Однако в этом случае «за кадром» остаются общение и формы взаимодействия и сотрудничества супругов, что значительно ограничивает возможности консультирования и коррекции. Признанным фактом является максимальная эффективность консультирования при использовании формы совместного консультирования супругов/семьи.

Источник: psiho.org.ua


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Типы семейных взаимоотношений и их влияние на Что такое статус несовершеннолетних работников

Типы и роли отношений в семье Типы и роли отношений в семье Типы и роли отношений в семье Типы и роли отношений в семье Типы и роли отношений в семье Типы и роли отношений в семье Типы и роли отношений в семье

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ